МІЖНАРОДНИЙ ФОНД
УКР ENG
 
news
/Forum/0_Forum.php

 

Швейцарська Конфедерація

 


 

 

 

 Дайджест  / Центр суддівських студій 

 

Быть ли военным судам в Украине

 

«Основной причиной для создания военных судов должно быть желание государства обеспечить профессиональное и объективное правосудие для военнослужащих, — Е. Сидоров».

Военные действия на востоке Украины спровоцировали очередную волну дискуссий по поводу создания в государстве военных судов. Напомним, что такие суды действовали в Украине до 2010 г. и были ликвидированы Указом Президента от 14.09.2010 № 900/2010. Тогда многие эксперты назвали это решение шагом к становлению Украины как правового государства, поскольку, по их мнению, существование подобных органов противоречило Основному Закону.

Теперь же риторика несколько изменилась. И, даже невзирая на то, что некоторые скептики указывают на нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, которое якобы будет допущено при возобновлении судебной военной юрисдикции, количество сторонников создания военных судов в Украине возрастает.

Зачем нужны военные суды, какое число военных судей будет оптимальным для государства, и появиться ли военная адвокатура в Украине. Об этом и о многом другом «Судебно-юридической газете» рассказал судья Шевченковского районного суда Киева, заместитель председателя военного местного суда Хмельницкого гарнизона в 2010 г., старший следователь по особо важным делам военной прокуратуры Центрального региона Украины в 2001-2009 гг. Евгений Сидоров.

- Евгений Викторович, отдельные эксперты говорят, что действительная причина создания военных судов заключается в том, что на данный момент на территории Украины происходят боевые действия. Так ли это на самом деле, или же военные суды нужны и в мирное время?

- Боевые действия на территории Украины – не причина для создания военных судов, а индикатор, показывающий такую необходимость. Иными словами боевые действия привлекли внимание общества к армии и, соответственно, показали всем и каждому наличие проблемы, о которой до начала Антитеррористической операции говорили только военные. Необходимость военных судов в большей степени обусловлена не самими военными действиями, а численностью граждан, проходящих службу в военных формированиях. В стране есть социальная группа – военнослужащие. Как и в любой другой социальной группе в ней есть лица нарушающие закон – совершающие правонарушения. Бесспорно, в условиях боевых действий количество таких лиц растет, что, однако не означает, что в мирное время таких лиц нет вовсе. Правонарушения, совершаемые военнослужащими, имеют свою специфику и требуют специфических знаний для объективного рассмотрения. Судьи военных судов – это лица, которые обладают такими знаниями и могут объективно, профессионально и оперативно осуществлять правосудие в специфических делах. Поэтому основной причиной для создания военных судов должно быть и есть желание государства обеспечить профессиональное и объективное правосудие для военнослужащих.

- В свое время инициаторы ликвидации военных судов говорили о том, что существование таких судов нарушало предписания ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод. Так ли это на самом деле? И не возобновиться ли эта дискуссия в связи с инициативой возобновления военного судопроизводства?

- Ликвидируя военные суды, отдельные лица долгое время спекулировали на ст. 6 Конвенции, что, в свою очередь, привело к превратному представлению о военных судах, как о необъективных. Однако такое утверждение не является правдивым, хотя бы потому, что противоречит практике стран Европы, в большом количестве которых, в частности во Франции, Великобритании и Польши, успешно существует институт военных судов. Также такое утверждение не подтверждается и практикой Европейского суда по правам человека. Так в делах «Семья Михно против Украины», а также «Светлана Атаманюк и другие против Украины» Суд (цитата) «решил, что в обоих случаях расследование инцидента было достаточно независимым, адекватным и быстрым, а заявители имели достаточный доступ к процессу».

Все это свидетельствует о беспочвенности обвинений военных судов, как составляющей системы судоустройства Украины, в необъективности. Необъективным может быть рассмотрение конкретного случая или дела конкретным составом суда, но никак не сама идея военных судов. Что касается дискуссии относительно соблюдения военными судами прав и свобод человека, то она является ничем иным как составляющей более глобальной темы соблюдения прав человека судами в целом, и, соответственно, необходима, поскольку не позволяет перейти ту грань, за которой военные суды, превратятся из судов, специализирующихся на рассмотрении отдельной категории дел в чрезвычайные суды – так называемые «тройки».

- Существование военных судов неразрывно связано с существованием военной прокуратуры. Известно ли Вам, каким образом сегодня происходит взаимодействие военной прокуратуры и гражданских судов? И какие проблемы при этом возникают?

- Хотелось бы обратить внимание и подчеркнуть, что военная прокуратура, как собственно и военный суд, является ничем иным как государственным органом, который специализируется в определенной категории дел. И эта специализация есть единственной связью, которая может быть между этими двумя органами. Что касается взаимодействия военной прокуратуры с судами общей юрисдикции, то на сегодня оно довольно плодотворно с одной стороны и мало результативно с другой.

Так, помимо процессуального руководства в делах о военных преступлениях, военная прокуратура сегодня занимается и другими преступлениями, в частности, связанными с коррупционными правонарушениями. В этой функции она прекрасно взаимодействует с общими судами, однако, как только речь заходит о собственно военных преступлениях начинаются проблемы. Основной из них является отсутствие у судей общих судов необходимых для рассмотрения военных преступлений специальных знаний. Кроме того хотелось бы уточнить: по состоянию на сегодня, военная прокуратура не только осуществляет процессуальное руководство в отдельных категориях дел, но и выполняет функции органа досудебного расследования, поскольку орган, которому она должна была бы передать эту функцию - Государственное бюро расследований - еще не сформирован. Поэтому остается открытым вопрос относительно того, как будут взаимодействовать суды общей юрисдикции и военные суды с этим органом.

- Считаете ли Вы, что гражданские суды не имеют достаточной компетенции для рассмотрения военных преступлений и почему?

- Если вести речь о компетенции в смысле наличия необходимых профессиональных качеств – то нет, не считаю. Однако если говорить о наличие необходимого комплекса знаний – то да, судьи общих судов ими не обладают и тратят довольно значительное время на получение этих знаний уже в процессе рассмотрения конкретного дела. Армия без военных судов напоминает церковь без креста. Бывший Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер в книге «Искусство управления государством» отмечала, что «военная служба существенно отличается от гражданской, поэтому я против любых попыток применять либеральные отношения и институты, сформированные в гражданском секторе, в наших Вооруженных силах. Программы, направленные на внедрение гражданской судебной системы в Вооруженных силах, как минимум, несовместимые с функциями армии».

- Какое количество военных судов и военных судей Вы считаете оптимальным?

- Прежде чем ответить на этот вопрос, хотелось бы кое-что уточнить. Количество военных судов и военных судей не является и не может быть величиной, зависящей от чьих бы то ни было желаний и представлений. Это конкретные величины, которые должны определяться по относительно простой методологии. Так, количество военных судов зависит от количества необходимых военных судей, которое, в свою очередь, зависит от нагрузки на конкретного судью.

Если взять среднюю нагрузку на судью местного общего суда в 2016 г., то, по данным Верховного Суда, она составила примерно 17 уголовных производств в месяц, или же 204 производства в год. За 2016 г. военной прокуратурой в суды было передано 4626 обвинительных актов. То есть для обеспечения эффективного рассмотрения указанных обвинительных актов нужно примерно 23 военных судьи в военных судах первой инстанции.

Однако не стоит забывать, что кроме уголовных производств, судьи судов общей юрисдикции, к которым будут относиться и военные судьи, рассматривают также административные дела и дела об административных правонарушениях. Кроме того военные преступления являются достаточно сложной категорией дел и требуют для эффективного рассмотрения больше времени. Таким образом, оптимальным количеством военных судей, я считаю 40 судей в судах первой инстанции. Учитывая специфику Вооруженных сил Украины, эти 40 судей должны быть распределены, по моему мнению, примерно в 6 военных местных судах. Кроме военных судов первой инстанции, необходимым видится создание и одного военного Апелляционного суда.

- Должны ли требования, выдвигаемые к военному судье, отличаться от требований, выдвигаемых к гражданским судьям? Например, должны ли военные судьи состоять на военной службе и иметь военное звание? Как Вы расцениваете это предложение, и не отразится ли военное звание на независимости судьи?

- Основными требованиями к судье военного суда, как собственно и для судей общих судов, должны быть наличие необходимых знаний для рассмотрения соответствующих дел, независимость и доверие со стороны людей. Для обеспечения наличия требуемых знаний необходимо специальное образование, которое дают специализированные высшие учебные заведения для военнослужащих. Для обеспечения нужного уровня доверия к суду со стороны военнослужащих необходимо, чтобы судья военного суда имел воинское звание и находился на военной службе. А для обеспечения независимости судьи военного суда нужно исключить влияние на него со стороны военного командования, в частности путем предвосхищения присвоения воинских званий судьям военных судов Президентом Украины. Если все это будет осуществлено, я не вижу проблемы.

- Если военные судьи будут иметь военное звание, смогут ли нижестоящие по званию судьи рассматривать дела в отношении офицеров с высшим званием?

- Для решения этого вопроса целесообразным видится создание Апелляционного военного суда, в состав которого были бы включены военные судьи со званиями старшего офицерского состава. При этом наряду с осуществлением функций апелляционного суда, Апелляционный военный суд сможет осуществлять полномочия суда первой инстанции в делах, где обвиняемыми являются лица со званиями высшего и старшего офицерского состава. Такая практика действовала ранее в ликвидированных военных судах и уже доказала свою эффективность.

- Военная прокуратура уже функционирует. Возможно, будут созданы военные суды. Стоит ли в этом случае говорить о военной адвокатуре? Не будет ли у гражданских адвокатов проблем с допуском к своим подзащитным?

- Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что система военной юстиции создается не как специальное правосудие для избранных, а как гарантия обеспечения всеобщих прав человека для специфической категории граждан нашего государства. Так, планируется создание института военной адвокатуры, но не для того, чтобы обеспечить безальтернативность участия именно военных адвокатов в отдельных категориях дел, а для того чтобы расширить право на защиту для военнослужащих и упростить его реализацию. Если гражданский адвокат будет защищать права военнослужащего и военнослужащий захочет именно гражданского адвоката, нет проблем, в случае, когда дело не связано с государственной тайной или адвокат имеет допуск к такой тайне, он может участвовать в деле.

- На данный момент эксперты говорят о том, что создание военных судов подразумевает создание чрезвычайных судов, а это прямо противоречит Конституции Украины. Так ли это?

- Нет, это не так, военные суды не являются чрезвычайными судами, создание которых прямо запрещено Конституцией. Они являются судами общей юрисдикции, специализирующимися на рассмотрении отдельной категории дел. Никто не называет чрезвычайными, скажем, хозяйственные суды, так же, как никто не называет чрезвычайными судей, специализирующихся на решении отдельных категорий дел, связанных, например, с интеллектуальной собственностью.

- Если есть политическая воля на создание военных судов, почему соответствующие изменения не были заложены в Конституцию? И могут ли быть созданы военные суды без таких изменений?

- Политическая воля к созданию военных судов есть. Об этом свидетельствует, в частности, позиция Верховного Главнокомандующего Вооруженных сил Украины, Петра Порошенко. Что касается изменений в Конституции, то создание военных судов, так же собственно и как их ликвидация, не является тем вопросом, который регулируется на уровне Конституции Украины. Военная юстиция имеет право на существование в сегодняшних правовых реалиях и является необходимой составляющей как системы защиты прав защитников нашего Отечества, так и системы обеспечения национальной безопасности нашего государства. Поэтому надежда есть.

Автор: Катерина Беляева

Джерело: sud.ua
23.05.2017

Сьогодні
25 червня 2017

Анонс подій:

21-22 червня
м. Львів, майстер-клас для суддів "Незалежність судової влади і судова етика"


Опитування (архів)


підписатися на        розсилку новин з сайту
підтвердити підписку
нагадати пароль
відписатися



Наші публікації:

Звіт у рамках моніторингу стану незалежності суддів за результатами опитування суддів-делегатів XII позачергового зїзду суддів України 19-20 червня 2014 року.

Архів публікацій>>


Вийшов новий номер Віснику Центру суддівських студій присвячений монiторингу доступностi, ефективностi та неупередженостi правосуддя в Українi



Архів заходів Центру>>

 
© 2001-2016. Центр суддівських студій. При копіюванні матеріалів та/або розміщенні їх у будь-якому інформаційному виданні -
посилання на Центр суддівських студій обов'язкове. E-mail: info@judges.org.ua, judges@i.com.ua

Підтримка сайту: Швейцарська Конфедерація