МІЖНАРОДНИЙ ФОНД
УКР ENG
 
news
/Forum/0_Forum.php

 

Швейцарська Конфедерація

 


 

 

 

 Дайджест  / Центр суддівських студій 

 

Часть судей Верховного суда хотят сделать зависимыми от президента, – Михайло Жернаков

 

Член Общественного совета добропорядочности о перезагрузке Верховного суда и о том, нужно ли власти действительно независимое правосудие

В конце июля Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) опубликовала список из 120 кандидатов, которые прошли конкурс на должность судьи нового Верховного суда (ВС). Первый в истории Украины открытый конкурс в ВС длился с ноября прошлого года и проходил в два этапа: письменных тестов и устного собеседования, транслируемого онлайн. Но даже успешного прохождения всех этапов конкурса недостаточно, чтобы стать судьей ВС: теперь кандидатуру каждого из 120 претендентов еще должен утвердить Высший совет правосудия (ВСП), а потом назначения должен подписать президент. Правда, роль последнего в этом вопросе формальная, по крайней мере, согласно закону.

Хотя и президент Петр Порошенко, и многие провластные спикеры единодушно назвали прошедший конкурс "образцовым", к его победителям конкурса есть много вопросов, как и к процедуре отбора. Общественный совет добропорядочности (ОСД) – консультативный орган, работающий совместно с ВККС, куда вошли юристы, эксперты и журналисты, вынес отрицательные выводы по 30 из 120 кандидатов и не рекомендует их назначать в Верховный суд. Теперь слово за ВСП: готов ли он отсеять каждого четвертого претендента, полагаясь на рекомендации общественников, или же в высший судебный орган страны попадут люди с неоднозначной репутацией.

Какова вероятность того, что Высший совет правосудия не назначит в новый Верховный суд тридцатку кандидатов, который Общественный совет добропорядочности  признали недобропорядочными?

"Один из кандидатов в ВС в свое время судил Юрия Луценко и посадил его за решетку на 2 года. Тут два варианта: или Луценко действительно за дело отсидел тогда. Или этот судья ошибся, значит, он не может работать судьей в новом Верховном суде"

– Начнем с того, что сегодня Высший совет правосудия, к сожалению, почти полностью политически зависим от президента и других групп влияния. Поэтому я бы переиначил ваш вопрос. Правильней спросить: "Согласятся ли политики, которые на самом деле принимают решения, на то, чтобы этих судей не пропустили в ВС?" Нужно понимать, что права ВСП очень ограничены. Несмотря на то, что там, по нашим оценкам, есть трое действительно независимых членов. К сожалению, их всего трое из девятнадцати. При этом, половина всего состава ВСП – судьи, которых выбирали другие судьи. Такой формат работает в Западной Европе, он может быть эффективным. Тут вопрос в том, кто их выбирает: профессиональным судьям, которым доверяет общество или судьи, больше похожие на членов преступной группировки, чем на судебный корпус. Сейчас мы столкнулись с последним.

Все-таки, какие шансы, что ВСП прислушается к вашим доводам, и не пропустит недобропорядочных судей в обновленный Верховный суд?

– Если наш политикум, а в первую очередь президент, прислушаются к нам, тогда шансы большие. ВККС исследовала все аргументы касательно недобропорядочности кандидатов и учла, в том числе, и наши выводы. Если Совет правосудия проигнорирует их – это свидетельство того, что никому просто нет дела до создания независимого суда. 

Зачем ОСД добивается встречи с президентом, если его роль в формировании Верховного суда номинальная. Получается, что де-факто вы признаете влияние президента на этот орган. Зачем тогда нужно создавать суд, который все еще зависим от главы государства?

– Президент политически ответственный за судебную реформу, потому что все три ключевых закона по судебной реформе в парламент вносил именно он, все три совещательных органа, занимающихся вопросами судебной реформы, действуют при президенте и именно президентская фракция дала больше всех голосов на законы про эту реформу.

Сейчас мы должны использовать все законные методы влияния, чтобы достичь максимального результата. Можем, конечно, сказать, что президент теоретически никуда не вмешивается и делать вид, что он не имеет никакого отношения к конкурсу, зная при этом, как формировались ВККС и ВСП. Или же можем использовать все методы, чтобы донести месседж человеку, который на самом деле принимает решения. Он, кстати, назвал этот конкурс "образцовым", притом, что четверть кандидатов не соответствуют критериям добропорядочности и профессиональной этики. Нам бы хотелось ему все рассказать и показать на примерах. Я верю в то, что у главы государства может быть искаженная информация по поводу того, что такое Общественный совет добропорядочности, и какую работу мы проделали. Приведу пример: один из кандидатов в ВС в свое время судил Юрия Луценко и посадил его за решетку на 2 года. Тут два варианта: или Луценко действительно за дело отсидел тогда, и не было никакого политического преследования, следовательно, не может быть Генпрокурором сейчас. Или второе – этот судья ошибся, значит, он не может работать судьей в новом Верховном суде. Но никак не оба варианта одновременно.

Мы сейчас должны показать, что в конкурсе есть проблемы. А не просто сказать: "Ну, раз президент считает конкурс образцовым, то нам больше нечего делать тут".

Так может, для президента проблемы не существует?

"К конкурсу впервые допустили адвокатов и ученых. Но из них конкурс выиграли только 25 человек. Это показатель: не хороший и не плохой, просто показатель"

– Я думаю, что для него нет действительно никакой проблемы. Скорее всего, специально так и сделано, чтобы часть судей  были зависимыми от президента.

ВККС подчеркивает, что при подготовке своих выводов вы не выслушивали мнения самих кандидатов. Почему же вы не дали другой стороне права высказаться и, возможно, тем самым защитить себя?

– Это действительно был дискуссионный вопрос внутри самого Общественного совета добропорядочности. Я выступал за то, чтобы мы поддерживали связь с кандидатами и получали от них хоть какую-то оперативную информацию. Думаю, мы будем менять эту практику внутри организации. Почему в этот раз так вышло? Основной аргумент – недостаток ресурсов. И мы не могли входить в квазисудебный процесс и заслушивать кандидатов: нужен был регламент, процессуальный кодекс. В будущем возможны, конечно, другие форматы коммуникации, например через электронную почту.

Как на деятельность обновленного суда повлияет то, что почти 80% кандидатов, прошедших конкурс – бывшие судьи, а 55 человек раньше вообще работали в Верховном суде?

– Цифры говорят сами за себя. Мы ни в коем случае не говорим, что все из тех 80% бывших судей – негодяи. Но если слушать президента, то нужно вспомнить, как он говорил о важности полного обновления судебной власти. Да, к конкурсу впервые допустили адвокатов и ученых. Но из них конкурс выиграли только 25 человек. Это показатель: не хороший и не плохой, просто показатель. Намного ярче позитивные и негативные стороны конкурса показывает количество недобропорядочных  кандидатов, прошедших дальше. Например, не пойму, каким образом претендент на должность судьи ВС Симоненко поднялась с 60 места в топ-30, если она по результатам письменного конкурса набрала критически мало баллов? При этом и доказательств недобропорядочности по этому кандидату у ОСД достаточно.

Оцените наплыв желающих попасть в Верховный суд: был ли ажиотаж у людей "не из системы" работать на государственной службе, ведь у того же адвоката гонорары намного больше, чем судейская зарплата?

– Думаю, что деньги не должны быть главной мотивацией судьи. Это профессия по призванию. Другое дело, что государство действительно должно хорошо обеспечивать  судью, чтобы он не искал дополнительные источники дохода. Хотя, опять-таки, мы никогда не сможем "перебить" государственной зарплатой никакую взятку. Что касается адвокатов и ученых, нужно сказать, что прошли некоторые очень достойные кандидаты. Но выглядит все так, будто туда специально запустили всего парочку человек, чтобы создать видимость изменений.

Когда Высший совет правосудия начнет рассматривать кандидатов?

– Я думаю, не раньше 4 сентября.

Когда же заработает сам суд?

– Хотелось бы самому знать. Все зависит от того, как быстро Совет рассмотрит кандидатов. Очевидно, что они будут проверять каждого судью. Не думаю, что это займет меньше месяца.

В Верховный суд остается еще 80 вакантных мест. Когда будут добирать оставшихся?

– Надеемся, что вакантных мест все-таки будет больше, чем 80. У нас сейчас нет необходимости назначать 120 судей. Суд может заработать по закону и с 65 судьями. Поэтому ВСП сейчас спокойно может не утверждать этих 30 недобропорядочных судей. Насколько нам известно, ВККС может уже в конце года объявить добор в ВС. Но параллельно с этим уже могут начать отбор судей первой инстанции и перезапуск апелляционных судов. Какое из этих направлений будет приоритетным пока неизвестно – все решает ВККС.

Диана Давитян

Джерело: focus.ua
04.08.2017

Сьогодні
23 жовтня 2017

Анонс подій:

 



Архів заходів Центру>>


Опитування (архів)


підписатися на        розсилку новин з сайту
підтвердити підписку
нагадати пароль
відписатися



Наші публікації:

Архів публікацій>>


Вийшов новий номер Віснику Центру суддівських студій присвячений монiторингу доступностi, ефективностi та неупередженостi правосуддя в Українi


 
© 2001-2016. Центр суддівських студій. При копіюванні матеріалів та/або розміщенні їх у будь-якому інформаційному виданні -
посилання на Центр суддівських студій обов'язкове. E-mail: info@judges.org.ua, judges@i.com.ua

Підтримка сайту: Швейцарська Конфедерація