МІЖНАРОДНИЙ ФОНД
УКР ENG
 
news
/Forum/0_Forum.php

 

Швейцарська Конфедерація

 


 

 

 

 Дайджест  / Центр суддівських студій 

 

Презумпция «козы» или Нелепые гримасы административного правосудия

 

Само существование механизма «шаблонных» исков — издевательство над законом.

Современное процессуальное законодательство, созданное, ясное дело, «для простого народа и защиты его прав», содержит иногда такие откровенные нелепости, что возникает сомнение в адекватности и умственной полноценности лиц, причастных к таким изменениям. Эти моменты просто не могут оставаться без внимания ни исследователей, ни теоретиков, ни практиков. Именно по этой причине и мы не могли пройти мимо них и попробуем описать максимально понятно и доступно для широкой общественности (не только профессиональных юристов) с тем, чтобы стало понятно истинное предназначение и происхождение этих новелл. И их откровенная вредность и опасность для правосудия в целом — вопреки задекларированным целям «заботы о народе».

Итак, ст. 160 современной редакции Кодекса административного правосудия Украины декларирует требования к форме искового заявления и, в частности, содержит такие положения: «Исковое заявление может быть составлено путем заполнения бланка иска, предоставленного судом. По просьбе истца служащим аппарата административного суда может быть предоставлена помощь в оформлении искового заявления».

Аналогичная норма была и в «старой» редакции кодекса, и она же отсутствует в других процессуальных кодексах (в Хозяйственном процессуальном и Гражданском процессуальном, не говоря уже об Уголовном процессуальном).

Кто не понял смысл описанного — поясняем: вы, например, приходите в суд административною юрисдикции (который рассматривает иски, преимущественно, простых людей против органов, наделенных властными полномочиями (государственных органов) с намерением добиться справедливости по любому из распространенных вопросов: власти не так начислили пенсии (пособия), неправильно (незаконно) уволили с государственной службы, неправильно начислили налоги (сборы), приняли незаконное (по мнению инициатора) решение о строительстве дороги (согласно которого нужно снести целую кучу домов и поменять конфигурацию района), запретили партию (религиозную организацию) и пр...

И тут, о чудо, узнаете, что не нужно нанимать дорогостоящих адвокатов (кто не в курсе — то именно они по последним веяниям законодательной моды являются практически единственными легальными посредниками между гражданами и судами) и самому погружаться в недра законодательства, бродя по бескрайним дебрям указов, приказов, законов, постановлений, распоряжений, судебных актов и выискивая на их просторах способы обоснования требований.

Оказывается, ваш иск, который вы хотите подать — максимально типичный и все его доводы уже известны, апробированы, изложены на бланке (или как еще говорят — в форме «козы»), и истцу достаточно лишь взять готовый бланк, прописать свои ФИО, почтовый адрес, идентификационный код, телефон, название и реквизиты ответчика, нарушившего права (они тоже уже будут прописаны в бланке-«козе»), если иск имущественный — то вставить сумму требований, подписать, заплатить госпошлину, прикрепить приложения и подать в окошко приема документов.

Все сделано максимально просто и «шаблонно», живи и радуйся.

Но это, дорогие читатели, как раз доказывает обратное. Существующая ситуация с шаблонными (бланковыми) исками — это исключительный цинизм, «разводилово» и откровенное мошенничество со стороны государства, низменное манипулирование, дискриминация самой идеи правосудия (и административного правосудия) вообще.

Приоритетно следует отдавать себе отчет в том, что если у суда готовы «козы» исковых заявлений по совершенно типичным (сходным) случаям, где граждане требуют свои кровные пенсии (например) или социальные льготы-начисления, то бесспорно, что ситуация с такими исками и спорами уже имеет однотипный завершенный характер и принципиальное единое решение.

То есть, если работники аппарата административного суда уже снизошли до того, что сделали «козу» иска, то ясно, как божий день: иски такого рода были выиграны истцами, прошли все дальнейшие апеляционные-кассационные суды и устоялись, иного варианта их разрешения быть не может (не допускается).

Например, по искам нескольких сотен-тысяч граждан в судах сформировалась практика, что их право на пенсию или какую там надбавку (выплату) было неправомерно нарушено компетентным органом, такие действия были обжалованы и все иски были удовлетворены. Тогда работники аппарата суда, устав от наплыва толп страждущих пенсионеров-инвалидов-ветеранов решили, что проще сделать «шаблон» иска и раздавать его всем желающим, в некоторых случаях даже и помогать оформлять (проверять полноту предоставленных документов (справок, свидетельств, удостоверений, расчётов) иски без какого либо риска, что иск такого рода может быть проигран (в его удовлетворении отказано).

Просто представим развитие событий, как будет выглядеть ситуация, когда работник суда подготовит текст иска, поможет его оформить (с приложениями, дополнениями) обратившейся бабульке, жалующейся на притеснения пенсионного фонда на посчитавшего какую-то льготу детям войны, будет заплачен судебный сбор, иск подан — и... гипотетически проигран по причине его неправильной мотивировки или недоказанности...

Спрогнозируем: будет вполне закономерным публичное возмущение не только истца, но и целой группы сочувствующих (таких же истцов (состоявшихся и потенциальных), родственников, общественности, активистов-пасивистов, депутатов и пр.) в адрес работников суда, которые «состряпали» явно неквалифицированный, проигрышный и некомпетентный документ, помогали его составлять-подавать, обнадежили и потом цинично разрушили надежды, убили веру в правосудие (как же это так, в суде и могли обмануть, изверги), окончательно убили шанс на восстановление правосудия (напоминаем, что судится второй раз по тому же самому поводу и тем же самим доводам закон запрещает).

Потому, однозначно, если «козы» исков составлены и «в ходу», то иски такого рода париори решаются однотипно и в пользу истцов (соответственно, против государственных органов, субъектов властных полномочий). Иными словами — количественные изменения в диспозиции отношении народ-власть (согласно одному из принципов и законов диалектики) переросли в качественные и закреплены.

Вот здесь и возникает вопрос: это как вообще такое может происходить в принципе? Если некая категория спорных ситуаций с нарушенными (оспариваемыми, непризнанными) правами, свободами и интересами граждан уже имеет стабильное разрешение, негативное для государства (его органа, нарушившего права и свободы огромной массы людей, выигравших иски и доказавших неправомерность действий государства) — то почему, зачем и как эта ситуация не устраняется и не исправляется централизовано, едино, однотипно, а продолжает существовать и «мусолится» в каждом конкретном и отдельном случае? Зачем и почему?

Не проще ли будет предусмотреть единый разумный механизм общего восстановления прав и интересов ВСЕХ сторон в типичном правонарушении (отдельные шаги в этом направлении сделаны через введение институт типичных и образцовых административных дел (ст. 290 Кодекса административного правосудия Украины), но они (эти механизмы) явно не совершенны, потому что лишь позволяют сформировать единую судебную практику, обязательную для судов, при этом каждая сторона, которая считает что ее права нарушены, получает защиту своих прав не автоматически, а опять же, через подачу «типичных» исков в индивидуальном порядке (ч. 3 ст. 291 упомянутого Кодекса).

Если, скажем, Иванов, Петров, Сидоров (фамилии взяты совершенно рандомно, без какой либо задней мысли) выиграли и доказали свое право на пенсию (надбавку), то почему при явной очевидности и типичности установленных нарушений органа выплаты пенсий (надбавок) не обратившиеся до сих пор в суд Игнатов, Павлов и Семина (у кого нету денег на судебный сбор, кто болел, был в отъезде и пр) — должны проходит этот самый формальный путь, и при этом все (включая суд и ответчика) знают, чем этот откровенный цирк окончится?

О каком процессуальном равенстве и равенстве прав и свобод граждан можно говорить в данном контексте вообще? Это получается некий ценз, естественный (точнее, очень даже неестественный) «природный отбор» не в пользу самых слабых и обездоленных...

Получается, что самые везучие, здоровые, обеспеченные (оплатить минимальный судебный сбор — не ниже 700 с небольшим гривен) и активные пенсионеры-пионеры искового дела смогли доказать в суде типичность нарушений и защитить свои права на жалкие копейки-гривны, а самые нищие, больные, нетраспортабельные, неадекватные (болезнь, возраст, расстояние) — при тех же процессуальных параметрах и правовом статусе — фактически являются людьми второго сорта и таки обязаны из последних сил сходить в суд и заполнить бланк-«козу» искового заявления, которое им государство «милостиво» скинуло как жалкую подачку, обязав совершать эти «гуманистические» (как это пытаются представить) действия работников аппарата судов...

Это не забота за народ (истцов) это циничное издевательство с откровенным признанием со стороны государства «мы нарушаем права истцов, знаем что нарушаем, но ничего делать и исправлять не будем, судитесь по шаблону, довольно и этого».

На выходе мы имеем тотальную загрузку судов однотипными бессмысленными и глупыми по своей природе исками... Суды обязаны делать такую же «обезьянью» работу, какую делают и работники аппаратов суда — одни ксерокопируют однотипные «исковые заявления» — вторые разгребают и своими шаблонными решениями фактически утилизируют этот откровенный процессуальный мусор, которого быть не должно...

Судебный сбор платится, касса работает, все заняты и при деле, орган, который нарушал права истцов — и дальше их нарушает, предвидено ожидая и зная, что будет «наказан без наказания» (со скрипом и проволочкой выплатя то, что и так обязан выплатить). Собаки лают — караван идет...

При этом унижается и уничижается само правосудие, как система, направление правовостановительной деятельности — суды из высококвалифицированных органов, компетентных решать споры (реально существующие нетривиальные ситуации, неустранимые конфликты, требующие кропотливости в подходах и высшей квалификации) — превращаются в жалкие пособия канцелярских контор с попугайскими клоунскими функциями даже без права на маневр. Суд становится не вершителем правосудия, а всего лишь рядовым учреждением, занимающимся бессмысленной волокитой с полномочиями не выше уровня ЖЕКов или частных охранных предприятий.

Может дело в том, что с истцов через их массовость государство имеет неплохие суммы судебного сбора (по общему правилу один иск минимально обойдется в сумму чуть выше 700 гривен)... Есть механизмы отсрочки и рассрочки, но их никто применять не обязан и они идут сугубо на усмотрение суда, который может и отказать, даже с мотивацией «та вам же дали бланки исков, чего еще хотите, и так уже все сделали...». Судебный сбор тоже возвращается (компенсируется) в пользу выигравшего, но то будет потом, с формальностями-сложностями, да и прогнав деньги в бюджет-из бюджета тоже можно иметь свой профит (поговорим об этом отдельно, в другой раз).

Или, для нас это более очевидно: такими «футболами» государство банально ожидает и прогнозирует, что некая часть пенсионеров (истцов по таким однотипным делам) вымрет (имеют они такую тенденцию) и за время пока идет суд (а при полном некомплекте судов, усложнении процессуального законодательства и искусственном повышении количества «социальных» дел (в том числе через схему, которую мы обозначили) — дела такого рода могут «ходить» по суду до полугода и больше. Таки не всякий доживет...

Для теоретиков права и специалистов в отрасли философии права (в частности) будет интересна тема исследования «работники аппарата судов и их роль в предоставлении профессиональной правовой помощи» (не надо благодарить за идею, дарим). По декларируемым канонам реформы судебной системы — правовую помощь могут оказывать только адвокаты (голубая кровь юристов), но оказывается, с этим делом по закону вполне и даже лучше справляются работники аппаратов судов, штампуя бланки исков и помогая истцам оформлять исковые заявления (смысл тогда уперто утверждать о высоком статусе адвокатов и их величественном значении для правосудия и его статуса...).

Можно даже порассуждать на тему возможной ответственности работников аппаратов судов за неправильные консультирования и неправильное оформление документов (адвокаты несут дисциплинарную ответственность за «косяки», работники аппаратов судов — отнюдь, ничем не ограничены, равно как и по закону, опять же, не обязаны этого делать (предоставлять правовую помощь и делать шаблоны исков — нету ни стандартов таких действий, ни их основания (после скольких «выигранных» однотипных дел можно формировать шаблоны исков — неведомо, все на личное усмотрение в том или ином суде, равно как и объем «помощи при оформлении документов»).

Кто, чего, как, в каких объемах, за счет какого времени (в ущерб каким обязанностям) и за чей счет будет делать эту «внесудебную деятельность» — непонятно... И кто будет отвечать за нарушение прав иных истцов (не типичных), которые не смогут быть приняты работниками аппаратов судов и получить свою долю внимания, пока те заняты эфемерной помощью в оформлении исковых заявлений...

На откуп теоретикам отдаем и очевидно коррупционные моменты такой деятельности работников аппаратов судов — почему в рабочее время одним лицам они помогли (не за вознаграждение ли какое, упаси боже), а вторым нет (и почему дискриминация такая вообще происходит) и очевидное наличие конфликта интересов между истцом, ответчиком и судом (который составляя и «продвигая» иски явно и прямо «подыгрывает» одной из сторон спора (истцам), предоставляя доказательную базу и мотивировку против ответчика)...

У работников аппарата судов, к слову, четко закрепленные обязанности в куче должностных инструкций, посчитанное время работы, компетенция, нагрузка и оплата за работу. А здесь при «оформлении шаблонов исков» и «помощи при их составлении» получается некий авральный ежедневный «субботник» вне расписания произвольного и неконтролируемого характера в рабочее время, некий согласованный спектакль абсурда, перформанс, утренник, цирковое представление с участием всех пришедших на позорище...

В заключение еще раз обозначим — подобные игрища с правосудием и искажение его задач недопустимы в цивилизованном обществе. Они ярко демонстрируют отсталость и реально антинародную сущность существующего строя и внедряемого процессуального законодательства. Глупого, бессмысленного, «спамящего», издевательского, несистемного, как и все государственное устройство в Украине в новейшее время.

Само существование механизма «шаблонных» исков — откровенный плевок в лицо правосудия и сторон, публичная демонстрация принципа «нарушай и дальше, пусть жалуются». И уж никакое не «правосудие для народа».

Алексей Святогор, адвокат; Ирина Кременовская, кандидат юридических наук, директор Центра экономико-правовых исследований; специально для издания Аргумент

Джерело: argumentua.com
11.04.2018

Сьогодні
20 листопада 2018

Анонс подій:

 



Архів заходів Центру>>


Опитування (архів)


підписатися на        розсилку новин з сайту
підтвердити підписку
нагадати пароль
відписатися



Наші публікації:

Архів публікацій>>


Вийшов новий номер Віснику Центру суддівських студій присвячений монiторингу доступностi, ефективностi та неупередженостi правосуддя в Українi


 
© 2001-2016. Центр суддівських студій. При копіюванні матеріалів та/або розміщенні їх у будь-якому інформаційному виданні -
посилання на Центр суддівських студій обов'язкове. E-mail: info@judges.org.ua, judges@i.com.ua

Підтримка сайту: Швейцарська Конфедерація