МІЖНАРОДНИЙ ФОНД
УКР ENG
 
news
/Forum/0_Forum.php

 

Швейцарська Конфедерація

 


 

 

 

 Архів  / Cемінари, конференціі, зустрічі 

 

Untitled Document

М.В. Буроменский
доктор юридических наук,
профессор Национальной юридической академии Украины
имени Ярослава Мудрого

 

Действие международных договоров Украины
во внутреннем правопорядке Украины

Конституция Украины закрепила в ст.9 чрезвычайно важное положение о соотношении норм международных договоров Украины и норм внутреннего законодательства Украины:

"Чинні міжнародні договори України, згода на обов'язковість яких надана Верховною Радою України, є частиною нациіонального законодавства України.

Укладення міжнародних договорів, які суперечать Конституції України, можливе лише після внесення відповідних змін до Конституції України".

Вместе со ст.8 Конституции Украины ст.9 определяет состав и иерархию норм законодательства украинского государства и поэтому имеет исключительно важное значение. Но на практике реализация достаточно лаконичных положений Конституции связана с немалыми трудностями. Объяснений такого положения дел может быть несколько. Одно из них, несомненно, связано с необходимостью точного понимания содержания ст.9 Конституции Украины. Предлагаемая работа, не претендуя на исчерпывающую характеристику ст.9 Конституции, ставит целью приблизиться к прояснению особенности ее применения.

"Чинні міжнародні договори України..."

1. Термин "международные договоры" относится в ст.9 Конституции Украины к международным публично-правовым, а не к частноправовым договорам. Это следует из содержания ст.9, которая связывает понятие международного договора с процедурой дачи Верховной Радой Украины согласия на его обязательность, применяемой только в отношении публично-правовых международных договоров.1 Поэтому применительно к данному комментарию следует применять международно-правовые акты, регулирующие право международных публичных договоров и внутреннее законодательство Украины, имеющее отношение к таким договорам.

В соответствии с п.1 пп. а) Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 г. "договор" означает международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования".2 Международные договоры могут быть заключены также между государствами и другими субъектами международного публичного права.

Таким образом, международными договорами Украины могут быть публично-правовые договоры, заключенные Украиной с государствами и другими субъектами международного права. Международный договор, как правовая форма закрепления публично-правовых международных обязательств, может иметь различные наименования: "конвенция", "пакт", "соглашение" и др.3 Международный договор может быть заключен также путем обмена нотами, что видно из самого текста договора.

От международных публично-правовых договоров следует отличать международные частноправовые договоры, а также иные международные акты, которые иногда могут иметь правовое значение: резолюции международных межправительственных организаций, декларации, заявления, коммюнике, заключительные акты и др. (о возможности их применения во внутреннем правопорядке см. п.14). В случае если некоторые из таких актов имеют юридически обязательную силу4, они, тем не менее, не приобретают качества международного договора

2. Выражение "міжнародні договори України" следует понимать как международные договоры, заключенные Украиной, как государством - единым субъектом международного права. Заключение именно таких международных договоров регулирует Закон Украины "О международных договорах Украины".

Международный договор может быть заключен административно-территориальной единицей Украины, например областью. Но самостоятельно такой компетенцией в соответствии с законодательством Украины административно-территориальной единицы Украины не обладают.

Правоспособность заключать отдельные международные публично-правовые договоры может быть предоставлена соответствующей административно-территориальной единице на основании специального закона Украины6 или международного договора Украины.7 В Украине вряд ли возможно делегирование административно-территориальным единицам, например, областям или Автономной Республике Крым полномочий заключать международные договоры от имени Украины8.

Наделение административно-территориальной единицы Украины правом заключить международный договоры, даже на основании международного договора Украины, согласие на обязательность которого дано Верховной Радой Украины, не означает, что нормы такого международного договора могут быть реализованы как часть национального законодательства Украины.

3. Далее, речь может идти только о действующих международных договорах.

Вопрос о том, является ли договор действующим, по сути - вопрос международного, а не внутреннего права. В области внутреннего права он возникает лишь постольку, поскольку нормы этого договора могут быть применены во внутреннем правопорядке в соответствии с законодательством государства. Однако признание международного договора недействующим во внутреннем праве не может порождать его международно-правовую недействительность. В то же время вопрос о действии международного договора во внутреннем правопорядке не может возникать, если договор не является действующим по международному праву.

Это значит, что если договор еще не вступил в силу, то для действия норм этого договора во внутреннем правопорядке может быть недостаточно одного акта дачи Верховной Радой Украины согласия на обязательность международного договора.9 Это создает серьезные трудности для правоприменителей, которые, конечно же, не могут знать о том, действующий договор или нет.

Именно поэтому необходимо было бы сопровождать внутригосударственный акт о выражении Верховной Радой Украины согласия на обязательность международного договора (Закон о ратификации и др.) указанием, является ли договор действующим. В ином случае время, с которого договор вступит в силу должно быть сообщено дополнительно в официальном издании. До тех пор, пока подобная практика не принята в Украине, из самого текста договора или из закона о его ратификации трудно с достаточной определенностью утверждать, является ли договор действующим.

Следует также помнить, что для применения действующего международного договора во внутреннем правопорядке необходим официально опубликованный текст договора. Наличие такого текста у государства, как субъекта международного права, не может само по себе породить действие норм договора во внутреннем правопорядке, подобно тому, как не могут быть применены нормы принятого, но официально не опубликованного закона. Дело в том, что выражение государством согласия на обязательность международного договора - это акт, имеющий преимущественно международно-правовое значение, так как он направлен, прежде всего, вовне. Обретение этим актом внутриправового характера, как это предписывает Конституция Украины в ч.1 ст.9, неизбежно должно быть связано с дополнительными процедурами. Важнейшая из них - официальное опубликование.

В отечественной литературе неоднократно обращалось внимание на необходимость точного установления времени, с которого международный договор становится частью национального законодательства. Это и должна быть дата официального опубликования текста договора. Такой подход характерен для большинства европейских государств, признающих международные договоры частью внутреннего законодательства.

Вопрос о том, является ли договор действующим и о связанных с этим фактом последствиях, неоднократно возникал перед украинскими судами,10 особенно в связи с правопреемством в отношении международных договоров. При этом суды пользуются исключительно Законом Украины "О правопреемстве" и на его основе презюмируют действие договоров, заключенных Украинской ССР. Примечательно, что наряду с признанием действия международного договора признаются действительными и все правоотношения, возникшие в связи с его действием. Так, оценивая реализацию Украинской ССР своих прав по п.6 ст.Х Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже в деле о признании и исполнении на территории Украины решения международного коммерческого арбитража, в определении Верховного Суда АРК от 12.10.1997 г. было отмечено, что "указанное положение де-юре продолжалось и имело место в период производства" по иску.

Перед украинскими судами может возникать также вопрос о действии во внутреннем правопорядке Украины международных договоров СССР. В соответствии со ст.7 Закона Украины "О правопреемстве Украины" Украина является правопреемницей лишь тех прав и обязанностей по международным договорам СССР, которые не противоречат Конституции Украины и интересам республики. Таким образом, признание международного договора СССР не действующим может быть установлено Конституционным Судом Украины в случае противоречия норм договора Конституции Украины, либо общими судами - в случае противоречия норм договора интересам Украины.

4. Нормы действующего международного договора могут иметь практику их применения международными правоприменительными органами. Например, международными судебными органами. Является ли такая практика обязательной во внутреннем правопорядке Украины?

Строго юридически - нет, так как Конституция Украины дает в ст.9 исчерпывающий перечень международно-правовых норм, составляющих часть национального законодательства Украины. Норма международного договора Украины, расширяющая данное положение Конституции Украины, безусловно, находится в противоречии с последней. Вряд ли способен разрешить данную коллизию и принимаемый Верховной Радой Украины закон о ратификации международного договора, даже если он основывается на норме этого договора.11

Разрешение коллизии возможно в случае формирования конституционно-правового обычая, признающего практику применения международными правоприменительными органами норм международного договора Украины в качестве части национального законодательства Украины. Именно так происходит с решениями Европейского Суда по правам человека во всех вопросах, касающихся толкования применения Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека. Кстати, формирование в Украине такого конституционно-правового обычая в отношении норм о правах человека облегчается тем, что права и свободы человека, провозглашенные в Конституции Украины, "не являются исчерпывающими" (ч.1 ст.22). Это означает, что их перечень в Конституции - открытый. Он не может быть истолкован как окончательный или как принижающий значение иных прав и свобод человека и поэтому может быть расширен, в том числе под влиянием международно-правовой практики Украины.

"...згода на обов'язковість яких надана Верховною Радою України..."

Толкование данного положения ст.9 Конституции связано с выяснением содержания нескольких содержащихся здесь понятий.

5. Прежде всего, как в целом следует понимать выражение "згода на обов'язковість яких надана Верховною Радою України"? В п.32 ст.85 Конституции Украины определена компетенция Верховной Рады Украины давать согласие на обязательность международных договоров Украины. Термин "ратификация", обычно применяемый в конституционном и международном праве для обозначения парламентского полномочия утверждать международные договоры, в Конституции Украины не употреблен. В Законе Украины "О международных договорах Украины" данное полномочие Верховной Рады Украины определено как ратификация.

Таким образом, частью внутреннего законодательства в соответствии с Законом Украины "О международных договорах Украины" следует рассматривать, прежде всего, такие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины в форме ратификации. В соответствии с п.2 ст.7 Закона Украины "О международных договорах Украины": "Ратификации подлежат международные договоры Украины: а) политические (о дружбе, взаимной помощи и сотрудничестве, о нейтралитете), общеэкономические (об экономическом и научно-техническом сотрудничестве), по общим финансовым вопросам, по вопросам займа и кредита, территориальные, мирные; б) касающиеся прав и свобод человека и гражданина; в) о гражданстве; г) об участии в межгосударственных союзах и других межгосударственных объединениях (организациях), системах коллективной безопасности; д) о военной помощи и относительно направления контингента Вооруженных Сил Украины в другую страну или допуска вооруженных сил иностранного государства на территорию Украины; е) об историческом и культурном достоянии народа Украины; е) выполнение которых обуславливает изменение действующих или принятие новых законов Украины; ж) другие международные договоры, ратификация которых предусмотрена законом или самим международным договором."

Однако согласие на обязательность международного договора может быть дано не только в форме ратификации. В соответствии со ст.2 Венской конвенции о праве международных договоров выражение государством согласия на обязательность международного договора может происходить также путем "принятия", "утверждения" и "присоединения".

По тексту договора может быть не ясно, какую именно форму выражения согласия на его обязательность избрали стороны, что существенно затрудняет для правоприменителя во внутреннем праве установление момента, с которого договор начинает действовать. Например, в ст.3 Дополнительного соглашения к Рамочному Соглашению от 29 мая 1996 года между Правительством Украины и Правительством ФРГ о консультировании и техническом сотрудничестве, ратифицированного Верховной Радой Украины, было указано: "Ця додаткова угода набуває чинності від дати отримання заключного письмого повидомлення про виконання українською стороною внутришньодержавних процедур, необхідних для набуття нею чинності".

Поскольку Закон Украины не может ограничительно толковать положения Конституции Украины, частью внутреннего законодательства Украины следует рассматривать также те международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины в иной форме, чем ратификация. То, в какой форме государство будет выражать свое согласие на обязательность международного договора, обычно определено в самом международном договоре.12 Установление порядка дачи согласия на обязательность международного договора в форме иной, чем ратификация, является областью внутренней компетенции государства. Это может быть особый протокол, подлежащий ратификации, либо в виде предварительного получения согласия Верховной Рады Украины на присоединение.13 Эти вопросы должны найти отражение в приведенном в соответствие с Конституцией Украины Законе Украины "О международных договорах Украины".

6. Международные договоры Украины, согласие на обязательность которых Верховная Рада Украины не давала, не являются частью национального законодательства Украины. Это договоры, в отношении которых Верховная Рада Украины отказала в даче согласия на их обязательность (они рассматриваются как не действующие в отношении Украины), и договоры, которые в соответствии с Законом Украины "О международных договорах Украины" не передаются в Верховную Раду Украины для дачи согласия на их обязательность (п.2 ст.7, ст.9 Закона).

Международные договоры, которые в соответствии с Законом Украины "О международных договорах Украины" не передаются в Верховную Раду Украины для дачи согласия на их обязательность (так называемые исполнительные договоры) могут быть заключены центральными органами государственной исполнительной власти Украины в сфере их компетенции. Таких международных договоров в Украине подавляющее большинство. Их нормы ни при каких условиях не являются частью национального законодательства Украины. Для того, чтобы обязательства по таким договоров могли быть исполнены в Украине, их нормы нуждаются в обязательной имплементации.

7. Употребление выражения "Верховною Радою України" в Конституции Украины применительно к ст.9 нуждается в особом разъяснении, поскольку возникает вопрос о возможности применения нормы этой статьи к международным договорам, заключенным Украинской ССР в период ее вхождения в состав СССР.

Верховная Рада Украины приобрела право давать согласие на обязательность международного договора с 17 сентября 1991 г.14 По Конституции УССР 1937 г. и Конституции УССР 1978 г. компетенцией ратифицировать международные договоры обладал Президиум Верховного Совета УССР, который неоднократно пользовался этим своим полномочием.

В соответствии с Законом Украины "О правопреемстве Украины"15, Украина "подтверждает свои обязательства по международным договорам, заключенным Украинской ССР до провозглашения независимости Украины" (ст.6). В отличие от нормы ст.7 указанного Закона, где специально оговорено, что Украина является правопреемницей лишь тех прав и обязанностей по международным договорам СССР, которые не противоречат Конституции Украины и интересам республики, правопреемство в отношении международных договоров Украинской ССР - полное. Причем, нормы международных договоров, заключенных Украинской ССР, также являются частью национального законодательства Украины. Это следует из того факта, что в соответствии со ст.1 Закона Украины "О правопреемстве Украины" в Украине была провозглашена преемственность государственной законодательной власти: "С момента провозглашения независимости Украины высшим органом государственной власти Украины является Верховный Совет Украины в депутатском составе Украинской ССР". Тот факт, что полномочием ратифицировать международные договоры по Конституции УССР обладал Президиум Верховного Совета УССР, а не Верховный Совет (что формально не совпадает с формулировкой в ч.1 ст.9 действующей Конституции Украины), не может иметь принципиального значения, так как в соответствии с Конституцией УССР Верховный Совет УССР являлся высшим органом государственной власти и обладал правомочием "решать все вопросы", отнесенные Конституцией СССР и Конституцией УССР к ведению Украинской ССР (ст.97). К таким вопросам относилось, в частности, "представительство Украинской ССР в международных отношениях" (п.15 ст.72 Конституции УССР). Президиум же Верховного Совета УССР, обладая компетенцией ратифицировать международные договоры Украинской ССР (п.13 ст.108 Конституции УССР), оставался органом Верховного Совета УССР, "подотчетным ему во всей своей деятельности" (ст.106 Конституции УССР).

Украинские суды чаще всего презюмирует отмеченный факт преемственности.

"...є частиною національного законодавства України."

8. В отечественном праве отсутствует легальное определение понятия "національне законодавство". В то же время, выяснение его содержания имеет существенное значение для толкования ст.9 Конституции Украины.

Конституционный Суд Украины, обратившись к толкованию термина "законодавство" в КЗоТе Украины установил, что этот термин "довольно широко используется в правовой системе в основном в значении совокупности законов и иных нормативно-правовых актов, которые регламентируют ту или иную сферу общественных отношений и являются источниками определенной отрасли права. Этот термин без определения его содержания использует и Конституция Украины (статьи 9, 19, 118, пункт 12 Переходных положений). В законах, в зависимости от важности и специфики регулируемых общественных отношений, этот термин употребляется в разных значениях: в одних имеются ввиду только законы; в других, прежде всего кодифицированных, в понятие "законодательство" включаются как законы и иные акты Верховной Рады Украины, так и акты Президента Украины, Кабинета Министров Украины, в некоторых случаях - также и нормативно-правовые акты центральных органов исполнительной власти...

Частью национального законодательства являются также, в соответствии со ст.9 Конституции Украины, действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины".16

Для толкования в ст.9 Конституции Украины термина "законодательство" за основу должно быть взято, безусловно, самое широкое его понимание, изложенное в указанном решении Конституционного Суда Украины. Это связано с необходимостью определить место международных договоров в системе всех иных актов национального законодательства Украины, поскольку статья 9 Конституции Украины включает их в состав национального законодательства.

9. В соответствии с Конституцией Украины нормы международных договоров, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, следует применять во внутреннем законодательстве Украины в порядке, предусмотренном для норм национального законодательства. Законом Украины "О международных договорах Украины" к таким нормам отнесены нормы ратифицированных Верховной Радой Украины международных договоров, но это могут быть и нормы международных договоров Украины, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины в иной форме (см. п.5 гл.1). Иными словами, нормы международных договоров Украины, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, должны иметь силу законов Украины, но не силу Конституции Украины.

10. В иерархии норм Законов Украины нормы международных договоров Украины должны занимать доминирующее положение. Если международным договором, согласие на обязательность которого дано Верховной Радой Украины, установлены иные правила, чем предусмотрено законом Украины, должны применяться правила международного договора. Это положение основывается на ст.27 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.: "Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора".17 Соответственно, ни сама Верховная Рада Украины, ни какие иные органы украинского государства или органы местного самоуправления не вправе сузить или исключить своими нормативно-правовыми актами какие-либо обязательства, содержащиеся в действующем международном договоре Украины.

Поэтому даже если закон или иной нормативно-правовой акт, устанавливающий иные правила, чем предусмотрены в действующем международном договоре Украины, принят после выражения Верховной Радой Украины согласия на его обязательность, например, в форме ратификации, должны применяться правила, предусмотренные международным договором. С даты ратификации международного договора Верховной Радой Украины не должны применяться нормы внутригосударственных нормативно-правовых актов (о применении норм конституционных актов см. п.15 гл.1), противоречащие нормам этого договора. Сказанное должно касаться, в том числе и актов Верховной Рады Украины о признании обязательности международного договора (например, законов о ратификации), если они содержат иные положения, чем в договоре.18

Иностранная доктрина и судебная практика, обращаясь к данному вопросу, сходится во мнении, что для нормальной реализации норм международного договора во внутреннем праве норма закона (в том числе последующего) не должна обладать большей силой, чем норма договора и должна толковаться таким образом, чтобы соответствовать договорным правилам.19

Учитывая сказанное, действующие международные договоры, согласие на обязательность которого дано Верховной Радой Украины, должны занимать второе место, после Конституции Украины, в иерархии актов законодательства Украины. К сожалению, неточностями в этом смысле грешат даже такие авторитетные акты, как решения Конституционного Суда Украины. Так в Деле о толковании термина "законодательство" Конституционный Суд Украины выстроил акты законодательства в следующей последовательности: "законы Украины, международные договоры Украины, согласие на обязательность которого дано Верховной Радой Украины, а также постановления Верховной Рады Украины, указы Президента Украины, декреты и постановления Кабинета Министров Украины, принятые в пределах их полномочий и в соответствии с Конституцией Украины и законами Украины".20 Законы Украины должны следовать в этом перечне за международными договорами.

Вопросы, связанные с коллизией норм международного договора Украины и норм закона Украины, неоднократно возникали перед украинскими судами. (КИЕВСКИЙ СУД - ДЕЛО ОБ ЭСТОНСКИХ АЛИМЕНТАХ)

11. Реализация норм международных договоров Украины в качестве части внутреннего законодательства может зависеть от особенностей норм международных договоров и от особенностей внутреннего права.

Особенности норм международных договоров заключаются в том, что такие нормы могут быть самоисполняющимися и несамоисполняющимися. Данный вопрос актуален именно в связи с действием в качестве части законодательства Украины норм международных договоров, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины.

12. Коллизия возможна между самоисполняющимися нормами международного договора и их имплементированными аналогами во внутреннем законодательстве. Возникающая коллизия должна решаться в пользу нормы международного договора.

Во избежание коллизий объем обязательств, устанавливаемый во внутренних нормах на основе трансформируемых самоисполняющихся международно-правовых норм не должен отличаться от объема обязательств, содержащихся в самоисполняющихся нормах международного договора. Поскольку достичь этого бывает не всегда возможно, возникает вопрос о допустимости толкования норм законов Украины на основании норм международных договоров. В соответствии с ч.1 ст.9 Конституции Украины, международный договор остается частью внутреннего законодательства Украины и после внесения на его основании изменений в закон. Иных указаний ни в Конституции Украины, ни в законах Украины нет. Поэтому возникает возможность как ограничительного, так и расширительного толкования такой статьи закона с учетом сохраняющей свое действие нормы международного договора. При этом, установление в законе более широкого, чем это определено в договоре, объема прав, по общему правиле не должно создавать сложностей с соблюдением обязательств по международному договору. В ином же случае такие сложности безусловно возникают, поскольку появляется необходимость в устранении коллизии за счет применения в полном объеме соответствующей нормы международного договора.

13. Действие во внутреннем правопорядке не трансформированных во внутреннее законодательство несамоисполняющихся норм международных договоров крайне затруднено даже с учетом положений ст.9 Конституции Украины. Возникающие сложности могут решаться в судебной практике, которую можно было бы рассматривать как некоторое подобие трансформации. Однако следует признать возможным и правомерным отказ разрешать дело на основании нормы международного договора, согласие на обязательность которого дано Верховной Радой Украины, именно в силу несамоисполняемости данной нормы.

14. Особенности внутреннего права Украины заключаются в усложненном, в ряде случаев, порядке применения в нем норм международного договора для регулирования некоторых отношений.

Прежде всего, это касается особенной части Уголовного кодекса Украины. В соответствии с ч.1 ст.4 УК Украины "Усі особи, які вчинили злочин на теріторії України, підлягають відповідальності на підставі цього Кодексу". Однако Конституция Украины в ч.1 ст.62 содержит иную норму: "Особа вважается невинуватою у вчиненні злочину і не може бути піддана кримінальному покаранню, доки її вину не буде доведено в законному порядку і встановлено обвинувальним вироком суду".

Таким образом, Конституция Украины, не выделяя вид закона Украины (т.е. Уголовный Кодекс), в соответствии с которым лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, ставит такой закон в один ряд с иными законами Украины по смыслу ст.ст.8,9 Конституции (см. п.9 гл.1). Это порождает ситуацию, в которой лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности на основании исключительно нормы международного договора поскольку сам международный договор (т.н. договор об унификации уголовного законодательства), по своей форме не предназначен для таких целей. Поэтому, дача Верховной Радой Украины согласия на обязательность международного договора о признании преступными тех или иных деяний не влечет возможности квалификации их во внутреннем правопорядке как преступных без внесения необходимых изменений в Уголовный Кодекс Украины. В то же время, ст.9 Конституции Украины позволяет осуществлять толкование норм Уголовного Кодекса Украины с использованием норм тех международных договоров Украины, на основании которых были приняты соответствующие нормы УК. Учитывая, что любой международный договор Украины об унификации уголовного законодательства подлежит ратификации, как договор касающийся прав человека и гражданина (пп.б ч.2 ст.7 Закона Украины "О международных договорах Украины"), такое толкование является нормативно-правовым.

Действие норм международных договоров Украины в области отношений, урегулированных общей частью УК Украины, менее дискуссионно и, как правило, не вызывает сомнений в судебной практике. На такую возможность, прежде всего, указывает сам Уголовный кодекс в ч.2 ст.4, давая отсылку к международным договорам.21 Однако, применение норм международных договоров возможно не только для определения вопроса о подсудности по уголовным делам судам Украины некоторых категорий лиц. Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Украины 9 февраля 1999 г. своим Определением по кассационной жалобе изменила приговор в части назначения вида исправительно-трудового учреждения лицу, проживавшему в 1992-1994 годах в Российской Федерации и за совершение преступлений в этой стране отбывавшему в ней наказание в местах лишения свободы, а впоследствии совершившему преступление на территории Украины: "В соответствии с Законом Украины от 3 марта 1998 года "О ратификации протокола к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях в гражданских, семейных и уголовных делах от 22 января 1993 года" Украина не взяла на себя обязательства признавать и учитывать приговоры, постановленные судами Договаривающихся сторон. С учетом требований указанного Закона суд не должен был учитывать приговоры судов Российской Федерации, постановленные ... в 1992-1994 годах".

В целом, следует заметить, что уголовное право - это единственная отрасль, с реформированием которой в Украине связаны наиболее последовательные попытки исключить применение норм международных договоров Украины в сфере отношений, урегулированных уголовным законодательством.22

15. Особое значение имеет вопрос о возможности действия во внутреннем правопорядке Украины международных актов, не являющихся международными договорами: резолюций международных организаций, международных рекомендаций, межгосударственных коммюнике и др.

Как было уже отмечено, Конституция Украины рассматривает в качестве части национального законодательства только международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины. Но практике, в том числе отечественной, известны случаи, когда такой договор санкционирует применение юридически не обязательных международных актов.23 В какой мере такие положения международного договора могут быть исполнены при регулировании внутренних правоотношений?

Учитывая то, что договорная норма вступает в этом случае в коллизию с нормой ч.1 ст.9 Конституции Украины, расширяя ее содержание, применение такой договорной нормы не соответствовало бы Конституции. Применение во внутреннем правопорядке норм международного договора не может ни противоречить Конституции Украины, ни дополнять ее (если только сама Конституция не открыта для таких дополнений, как, например, в случае с перечнем прав и свобод человека в соответствии с ч.1 ст.22), ни исключать какие-либо положения.24

Особым случаем применения во внутреннем правопорядке резолюций международных организаций и иных международных актов может быть их использование для подтверждения общепризнанности тех или иных международных принципов, учитывая состояние реформирования национального законодательства. Так, в Деле К.Г.Устименко Конституционный Суд Украины отметил противоречие ряда применяемых в Украине нормативно-правовых актов "...загальновизнанним міжнародним принципам рекомендаційного характеру..." и привел перечень некоторых из этих международных актов рекомендательного характера.25 В любом случае, использование норм таких актов является факультативным и направлено на достижение более глубокого правопонимания

Как применять резолюции СБ ООН

Особое место занимает вопрос о возможности действия во внутреннем правопорядке Украины резолюций Совета Безопасности ООН.

Для практики украинских судов характерна определенная нигилистичность в применении норм международных договоров Украины в качестве части национального законодательства. Суды в своих решениях и определениях нередко по возможности дублируют норму национального законодательства нормой международного договора.

В иных же случаях суды ссылаются не непосредственно на текст международного договора, а на соответствующий закон о ратификации этого договора.

"Укладення міжнародних договорів, які суперечать Конституції України, можливе лише після внесення відповідних змін до Конституції України..."

16. Ч.2 ст.9 Конституции Украины обращена в будущее и исключает возможность заключения Украиной международных договоров, противоречащих Конституции Украины. В соответствии с Законом Украины "О международных договорах Украины" "...понятие "заключение международного договора" охватывает ведение переговоров с целью подготовки текста международного договора, принятие текста международного договора или установление его аутентичности и выражение согласия на обязательность международного договора для Украины" (п.2 ст.1).

Эта норма создает юридическую обязанность уполномоченных органов украинского государства не заключать международные договоры, противоречащие Конституции Украины, но она не исключает вероятности заключения таких договоров, что подтверждается иностранной практикой, и не касается договоров, заключенных до принятия Конституции Украины. Т.е. норма ч.2 ст.9 Конституции Украины не обращена в прошлое.

Отправной точной для разрешения данного вопроса в международном праве является ст.46 Венской конвенции о праве международных договоров: "1. Государство не вправе ссылаться на то обстоятельство, что его согласие на обязательность для него договора было выражено в нарушение того или иного положения его внутреннего права, касающегося компетенции заключать договоры, как на основание недействительности его согласия, если только данное нарушение не было явным и не касалось нормы его внутреннего права особо важного значения. 2. Нарушение является явным, если оно будет объективно очевидным для любого государства, действующего в этом вопросе добросовестно и в соответствии с обычной практикой." Таким образом, во главу угла ставится степень важности и объем нарушения нормы внутреннего права, что конечно же, относится к оценочным понятиям. Несомненно, что такие нарушения должны быть настолько существенными, что их наличие ставит под сомнение сам факт достижения соглашения между сторонами. В противном случае договор должен быть признан действительным и возникает вопрос о действии его норм во внутреннем правопорядке Украины.

17. Конституция Украины ничего не говорит о возможности действия в Украине международных договоров, нормы которых расходятся с нормами Конституции Украины. Возникновение таких коллизий в иностранных государствах хорошо известно и крайне противоречиво разрешается в теории.26 Здесь возможны два варианта: либо норма действующего международного договора противоречит Конституции Украины, либо норма международного договора дополняет Конституцию Украины, не противореча ей.

В обоих случаях возникает вопрос об официальном толковании Конституции Украины. Такое толкование осуществляет Конституционный Суд Украины. В соответствии со ст.69 Закона Украины "О Конституционном Суде Украины" решение Суда является обязательным для исполнения. Это означает, что применение нормы международного договора во внутреннем правопорядке Украины будет зависеть от решения Суда. Если такое решение не признает соответствия Конституции Украины нормы международного Договора Украины (в том числе ратифицированного), то такая норма, с учетом ст.46 Венской Конвенции о праве международных договоров, не должна применяться во внутреннем правопорядке Украины.

Особо стоит вопрос о возможном различии в объеме прав и свобод, закрепленных в Конституции Украины и в международных договорах Украины. Не смотря на то, что действующая Конституция Украины содержит чрезвычайно широкий перечень прав и свобод человека, этот перечень все-таки уже, чем в международном праве. Так, Конституция не провозглашает ценность личной свободы, в то время, как в Преамбуле Международного Пакта о гражданских и политических правах признается "идеал свободной человеческой личности". В Конституции нет понятия "рабства", известного международному праву. Этот перечень можно было бы продолжить. Означает ли это, что соответствующие международные договоры, содержащие такие нормы, вступают в противоречие с ч.2 ст.9 Конституции Украины. Формально нет, так как ч.1 ст.22 Конституции оставляет открытым перечень закрепленных в ней прав и свобод. Фактически да, и в случае возникновения правового спора по поводу такой коллизии, окончательное решение остается за Конституционным Судом Украины.

 

Ссылки

1 К публично-правовым международным договорам относятся и те немногочисленные договоры, которые содержат частноправовой элемент (например, с участием юридических лиц), о чем обычно, указывается в тексте договора.

2 Венская конвенция о праве международных договоров. //Международное право в документах. М.: Юрид. лит.,1982. С.69-7і9.

3 Такой же подход содержится в Законе Украины "О международных договорах Украины" от 22 декабря 1993 г. // Голос Украины, 10 марта 1994 г. С.9.

4 Например, резолюции Совета Безопасности ООН, принятые в соответствии со ст.24 Устава ООН по вопросам поддержания международного мира и безопасности.

5 Ст.2 Закона Украины "О международных договорах Украины".

6 как в Конституции Автономной Республики Крым?

7 В Украине такая практика имеется.

8 В полной ли мере соблюдается данное положение? Анализ заключенных Украиной международных договоров убеждает в том, что не всегда. Это касается, например, межправительственных соглашений, заключенных Украиной с Российской Федерацией и делегирующих приграничным областям право вступать в международно-правовые отношения, в том числе и по вопросам, затрагивающим права населения таких областей.

9 Именно так происходило, например, в течение длительного времени с блоком международных договоров между Украиной и Россией по Черноморскому флоту, которые были ратифицированы Верховной Радой Украины, но оставались нератифицированными парламентом Российской Федерации.

10 В доктрине и в иностранной судебной практике широко признается возможность обращения судов к выяснению вопросов о действии и действительности международных договоров, а также о праве суда применять или не применять постановления договора в рассматриваемом деле. См.: Лукашук И.И. Международное право в судах государств. СПб.: СКФ "Россия-Нева". 1993. С.88-91.

11 В соответствии с ч.1 ст.46 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека: "Каждая Высокая Договаривающаяся Сторона может в любое время заявить, что она признает обязательной ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Суда по всем вопросам, касающимся толкования и применения настоящей Конвенции". Содержание данной нормы повторено в п.1 Закона Украины "О ратификации Конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 года, Первого протокола и протоколов № 2,4,7 и 11 к Конвенции".

12 Например, Европейская Конвенция о выдаче 13 декабря 1957 г. Предусматривает в ст.29 условия подписания, ратификации и вступления в силу Конвенции, а в ст.30 - условия присоединения (Защита прав человека и борьба с преступностью. Документы Совета Европы. М.: Спарк, 1998. С.282-292.) Украина первоначально присоединилась к Конвенции, не будучи еще членом Совета Европы (Закон України "Про приєднання України до Європейської Конвенції про видачу правопорушників, 1957 рік", ...........1995 р.), а после вступления в эту организацию - ратифицировала Конвенцию (Закон України "Про ратифікацію Європейської Конвенції про видачу правопорушників, 1957 рік Додаткового протоколу 1975 року та Другого додаткового протоколу 1978 року до Конвенції" 16 січня 1998 р).

13 См.: Курс международного права. В 7-ми томах. Т.4. М.:Наука. 1990. С. 39-40.

В Украине присоединение к международным договорам, согласие на обязательность которых дает Верховная Рада Украины, оформляется Законом Украины. Однако, подписывает его не Президент Украины, а Председатель Верховной Рады Украины, что не согласуется с нормой Конституции Украины о реквизитах закона (п.29 ст.106 Конституции Украины).

14 П.25 ст.97 Конституции УССР с изменениями, внесенными в соответствии с Законом Украины №1554-12 от 12.09.1991 г.

15 Закон Украины "О правопреемстве Украины" от 12 сентября 1991 г. // Відомості Верховної Ради України. 1991, №46, ст.617.

16 Справа про тлумачення терміну "законодавство". Рішення Конституційного Суду України № 12-рп/98 9 липня 1998 р. //Вісник Конституційного Суду України. №4. 1998. С.24-25.

17 Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. (Международное право в документах. С. 69-99.)

18 Так, не смотря на то, что Закон о ратификации Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года, от 17 июля 1997 г. указывает на признание Украиной действия Конвенции "...на своей территории...", должна действовать ст.1 Конвенции об обеспечении договаривающимися государствами"...каждому в пределах их юрисдикции..." право и свобод, определенных в Конвенции.

19 См.: Лукашук И.И. Международное право в судах государств. Указ. соч. С.121-124.

20 Справа про тлумачення терміну "законодавство". Рішення Конституційного Суду України № 12-рп/98 9 липня 1998 р. //Вісник Конституційного Суду України. №4. 1998. С.26.

Можно привести и другие примеры, когда опускается факт существования международных договоров Украины, как нормативно-правовых актов, действующих во внутреннем правопорядке. Вот два из них.

В Решении Конституционного Суда Украины по Делу об объединениях граждан в Автономной Республике Крым сказано, что "Згідно з пунктом 11 частини першої статті 92 Конституції України засади утворення і діяльності політичних партій, інших об'єднань громадян визначаються виключно законами України", и далее "...відповідно до пункту 1 частини першої статті 92 Конституції України права і свободи людини і громадянина, гарантії цих прав і свобод, основні обов'язки гроиадянина визначаються виключно законами Украин." (Справа про об'єднання громадян. // Рішення Конституційного Суду України № 2-рп/98 3 березня 1998 р. //Вісник Конституційного Суду України. №2. 1998. С.22.) Как известно, вопросы, касающиеся свободы ассоциации, урегулированы в ряде международных договоров, ратифицированных Украиной. Причем в отношении ст.22 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст.11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод имеется практика соответственно Комитета по правам человека и Европейского суда по правам человека, игнорировать которую Украина не вправе.

В Решении Конституционного Суда Украины по Делу о выборах народных депутатов Украины сказано, что "Якщо права і свободи людини і громадянина, а також гарантії цих прав і свобод (у тому числі додаткові гарантії недоторканості особи) визначаються виключно законами України (пункт 1 частини першої статті 92 Конституції України), то гарантії вищого рівня мають за логікою визначатися виключно Конституцією України..." (Справа про вибори народних депутатів України.//Рішення Конституційного Суду України № 1-рп/98 26 лютого 1998 р. //Вісник Конституційного Суду України. №2. 1998. С.12.) В то же время вопрос об иммунитетах государственных должностных лиц, в том числе высшего уровня, может быть поставлен в международном договоре. Например, в Римском Статуте Международного уголовного суда установлено: "...должностное положение как главы государства или правительства, члена правительства или парламента, избранного представителя или должностного лица правительства ни в коем случае не освобождают лицо от уголовной ответственности согласно настоящему Статуту и не является само по себе основанием для смягчения приговора." (ч.1 ст.27.)

21 Это далеко не простая отсылка, на что обращая внимание в свое время Г.В.Игнатенко (Игнатенко Г.В. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Свердловск: УрГУ, 1980. С.15-16.)

В большинстве случаев независимо от того, в совершении какого преступления обвиняется лицо, пользующееся международной защитой (т.е. иммунитетом от уголовной ответственности в стране пребывания), и совершено ли это преступление одним лицом или группой, такое лицо не должно нести уголовной ответственности в Украине. На сегодняшний день Украина участвует в таких многосторонних международных договорах, устанавливающих иммунитеты для персонала: Конвенция о дипломатических представительствах, Конвенция о консульских представительствах, Конвенция об иммунитетах ООН, Статусу Международного Суда, Генеральное соглашение о привилегиях и иммунитетах Совета Европы. Кроме того, личные иммунитеты установлены в ряде Конвенций Совета Европы, в частности в Конвенции против пыток - для членов Комитета против пыток, в Конвенции о правах человека и основных свободах - для судей Европейского Суда по правам человека, в двусторонних консульских конвенциях Украины, а также в ряде соглашений, касающихся персонала МАГАТЭ и некоторых других международных организаций.

В каждом из названных договоров для лиц, пользующихся международной защитой, определен свой объем иммунитетов. В украинском законодательстве не решен вопрос о правовом статусе сотрудников международных организаций, пребывающих в Украине с дипломатическими паспортами государств своего гражданства.

22 Так, ч.1 ст.3 Уголовного кодекса Укрианы, принятого в первом чтении, сказано: "Кримінальне законодавство України становить Кримінальний кодекс України, що приймається Верховною Радою України". В тексте, подготовленном ко второму чтению, это же положение изложено как: " Законодавство України про кримінальну відповідальнісь становить Кодекс законів України про кримінальну відповідальнісь". Так или иначе, но данная фоормулировка существенно суживает действие ч.1 ст.9 Конституции України в области уголовного законодательства.

В уголовно-правовой доктрине такой подход разделяется не всегда. Ср.: Куц В. Новий Кримінальний кодекс України: яким йому бути. Харків: Ксілон, 1999. 204 с.

23 Например, ст.13 Договора об отношениях добрососедства и сотрудничества между Украиной и Румынией от 2 июня 1997 г., ратифицированный Верховной Радой Украины, устанавливает обязанность сторон "застосовувати міжнародні норми и стандарти ... які містяться ... в: документі Зустрічі Копенгагенської Конференції щодо людського виміру Органіїації з безпекі та співробітрицтва в Европі від 29 червня 1990 року. Декларацію Генеральної Асамблеї ООН щодо прав осіб, які належать до національних або єтнічних, релігійних ї мовних меншин (Резолюція 47/135) від 18 грудня 1992 року..." Как видно, договорная норма прямого действия расширяет содержание ч.1 ст.9 Конституции Украины.

24 В решении по делу К.Г. Устименко Конституционный Суд Украины указал: "...винятки з конституційних норм встановлюються самою Конституцією, а не іншими нормативними актами." Рішення Конституційного Суду України №............ (Вісник Конституційного Суду України. 1997. № . С. )

25 Там же. С. (смотри 24)

26 См. Обзор литературы у: Талалаев А.Н. Право международных договоров. М.:Междунар. отношения, 1980. С.256-261.

 

 Семінари, що відбулисяся

 

ЦЕНТР СУДДІВСЬКИХ СТУДИЙСЕМІНАРИ, КАЛЕНДАР ПОДІЙНОВИНИ
СУДОВА ВЛАДА НА УКРАЇНІСУДОВА ВЛАДА ШВЕЙЦАРІЇСУДДІВСЬКИЙ КОРПУС УКРАЇНИ
МІЖНАРОДНІ ПРОГРАМИПРАВОВІ АДРЕСИ ИНТЕРНЕТФОРУМКОНТАКТ
Сьогодні
15 грудня 2017

Анонс подій:

 



Архів заходів Центру>>


Опитування (архів)


підписатися на        розсилку новин з сайту
підтвердити підписку
нагадати пароль
відписатися



Наші публікації:

Архів публікацій>>


Вийшов новий номер Віснику Центру суддівських студій присвячений монiторингу доступностi, ефективностi та неупередженостi правосуддя в Українi


 
© 2001-2016. Центр суддівських студій. При копіюванні матеріалів та/або розміщенні їх у будь-якому інформаційному виданні -
посилання на Центр суддівських студій обов'язкове. E-mail: info@judges.org.ua, judges@i.com.ua

Підтримка сайту: Швейцарська Конфедерація