МІЖНАРОДНИЙ ФОНД
УКР ENG
 
news
/Forum/0_Forum.php

 

Швейцарська Конфедерація

 


 

 

 

 Архів  / Cемінари, конференціі, зустрічі 

 

Untitled Document

М.В. Буроменский
доктор юридических наук,
профессор Национальной юридической академии Украины
имени Ярослава Мудрого

 

Обращение в Европейский Суд по правам человека
(практика Суда и особенности украинского законодательства)

Введение

Европейский Суд по правам человека (далее по тексту - Суд) был создан в 1959 году в Страсбурге (Франция) для производства по делам о нарушении Европейской конвенции о правах человека и основных свободах (далее по тексту - Конвенция) 1950 г. С вступлением в силу 1 ноября 1998 года Протокола №11 к Конвенции возникли правовые основания для коренной реформы ранее предусмотренного в ней международного механизма защиты прав человека. Изменена соответствующая компетенция Комитета Министров Совета Европы. Упразднена Европейская комиссия по правам человека (далее по тексту - Комиссия), выполнявшая ранее квазисудебные функции.1 3 ноября 1999 года новый Суд начал свою работу.

С первых дней ратификации Украиной Европейской конвенции о правах человека и основных свободах в Европейский Суд по правам человека из Украины пошел огромный поток заявлений с надеждой на справедливое и скорое решение. В некоторых случаях к написанию заявлений были привлечены юристы или адвокаты. Часто заявления составляли и составляют сами заявители, не имеющие вообще никакого представления о праве. Результат для большинства из заявителей оказался неожиданным: значительное количество заявлений были отклонены по техническим причинам (неполнота информации, отказ предоставить документы, отсутствие сведений о примененном законодательстве и т.п.) либо признаны Комиссией, а позже Судом неприемлемыми. Украина не оказалась оригинальной и пошла по тому же пути, по которому прошли все европейские государства в их общении с Судом. Достаточно вспомнить, что в 1960 году, когда Европейский Суд по правам человека только начинал работу, из первых 713 заявлений были отклонены 710. И в последующие годы процент отклоненных заявлений остается весьма высоким. В 1999 году Суд признал приемлемыми 731 заявление, постановил 177 решений и, объявил неприемлемыми или исключенными из реестра 3519 заявлений.

Причина сложившейся ситуации состоит в очень частом непонимании или недооценке роли и места Европейского Суда по правам человека. Суд - это не политический орган, каковыми являются многие из существующих органов по защите прав человека, а орган по разрешению переданных ему споров на основе права. Именно с этим связано особое значение юридических процедур, закрепленных в Конвенции и в Регламенте Суда. Незнание таких процедур, как и пренебрежение ними, могут существенно затруднить обращение в Суд для защиты прав человека и основных свобод.

Нелегко решался и решается вопрос о быстроте рассмотрения дел Европейским Судом по правам человека. Одной из причин реформы страсбургского механизма защиты прав человека была, как раз, длительность процедур вследствие постоянного увеличения количества заявлений. В результате принятие решений растягивались на несколько лет. Новый суд столкнулся с той же проблемой. Если в 1998 году было зарегистрировано 5981 заявление, то в 1999 - 8396. На конец 1999 года в целом их было уже 12635. Поэтому для повышения эффективности действия норм Конвенции, что непосредственно связано с быстротой защиты нарушенного права, наиболее важной задачей является обеспечение соблюдения норм Конвенции на национальном уровне. По словам Председателя Суда Люциуса Вильдхабера "... если количество дел и далее будет увеличиваться, может возникнуть необходимость в проведении новых реформ и в принятии нового протокола к Конвенции. Но каким бы ни был характер этих реформ, эффективная защита на национальном уровне будет оставаться определяющим для обеспечения успеха системы Конвенции".2 Поэтому к Европейскому Суду по правам человека не стоит относиться как к обязательной или неизбежной инстанцию в судебной защите прав человека.

Данная статья посвящена рассмотрению наиболее важных процедур, связанных с обращением в Европейский Суд по правам человека, а также анализу сложившейся в этой связи практики Суда. Суд не применяет и не толкует национальное право государств-участников Конвенции и это в полной мере относится к применению норм Конвенции в части обращения в Суд. Но заявитель должен знать о возможных коллизиях конвенционного права и национального законодательства, о стремлении органов государства применять национальное право, а также о безусловном примате конвенционного права. Поэтому в предлагаемой статье уделено внимание тем положениям украинского законодательства, которые могут создать препятствия при обращении в Суд.

I. Устройство Европейского Суда по правам человека

Новый Суд создан как двухпалатный постоянно действующий судебный орган. На сегодняшний день Суд состоит в общей сложности из сорока судей - по одному судье от каждого государства-участника Конвенции.3 Решение о приемлемости жалоб рассматривается на предварительном этапе Комитетом из трех Судей и является окончательным в случае если оно принято единогласно. Если Судья-докладчик Комитета сочтет, что дело имеет ранг большой важности и при этом жалоба является приемлемой или если Комитет не может единогласно принять решение об отклонении (признании неприемлемой) жалобы, дело направляется в Палату.

Жалоба, признанная приемлемой, может быть рассмотрена либо Палатой либо Большой палатой.

Основная масса дел должна рассматриваться Палатой, состоящей из семи судей (может быть создано несколько таких палат). Палата принимает решение о своей компетенции по данному делу и выносит решение по существу рассмотренного дела. В Палате для подготовки дела к рассмотрению назначается Судья-докладчик, который устанавливает контакты со сторонами. Стороны могут представить в Суд свои мнения в письменном виде. Возможна, также, дача показаний в Палате. Если стороны не приходят к дружественному урегулированию, то Палата выносит решение по существу. Таким образом, Палата является первой инстанцией Европейского Суда по правам человека. Если решение Палаты в установленные сроки и по определенным в Конвенции основаниям не обжаловано в Большую палату, то оно считается окончательным и в соответствии с Конвенцией обязательно к исполнению.

Если ни одна из сторон по делу не возражает, то в любое время до вынесения решения по существу Палата может уступить юрисдикцию в пользу Большой палаты. Конвенция устанавливает исчерпывающий перечень оснований уступки юрисдикции: это возможно в случаях, если рассмотрение дела поднимает серьезные вопросы толкования Конвенции или протоколов к ней, либо существует вероятность того, что ответ на вопрос, стоящий перед Палатой будет противоречить ранее вынесенному Судом решению.

Большая палата состоит из семнадцати судей. Помимо возможности быть судом первой инстанции Большая палата является судом второй инстанции. После вынесения решения Палатой, стороны в исключительных случаях вправе обратиться в трехмесячный срок о передаче дела на рассмотрение в Большую палату. Прошение может быть удовлетворено только в случае, "якщо справа порушує серйозне питання щодо тлумачення або застосування Конвенції чи протоколів до неї, або важливе питання загального значення" (ст.43). Решение Большой палаты является окончательным и в соответствии с Конвенцией обязательно к исполнению.

Контроль за исполнением решений Европейского Суда по правам человека осуществляет Комитет Министров Совета Европы.

II. Юрисдикция Европейского суда по правам человека

Под юрисдикцией понимают обычно юридически закрепленные полномочия органов по рассмотрению и разрешению дел в соответствии с их компетенцией. Юрисдикция Европейского Суда по правам человека определена в Европейской Конвенции о правах человека и основных свободах. Причем, если ранее юрисдикцию Суда иногда называли "производной от юрисдикции Комиссии" (рассмотрение дела в Суде было возможно только после завершения процедуры в Комиссии),4 то после вступления в силу изменений к Конвенции Суд является единым судебным органом и его юрисдикция не ограничена полномочиями других органов Совета Европы.

В соответствии с ч.1 ст. 32 Конвенции "Юрисдикция Суда распространяется на все вопросы, которые касаются толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней и которые передаются ему в соответствии со статьями 33, 34, 47".

По сути, под юрисдикцию Европейского Суда по правам человека подпадает юридическая оценка исполнения государствами своих обязательств по Конвенции и протоколам к ней в случаях, когда Суд рассматривает жалобы, признанные приемлемыми в соответствии с Конвенцией. Поэтому заявление в Европейский суд по правам человека может быть подано только в отношении действий или бездействия государства (в лице его органов и должностных лиц, которые обязаны обеспечить соблюдение норм Конвенции), а не в отношении каких-либо физических или юридических лиц, которые возможно, с токи зрения заявителя, не соблюдали Конвенцию. Соответственно ответчиком в Европейском суде по правам человека может быть только государство-участник Конвенции, обвиняемое в нарушении норм самой Конвенции и (или) тех протоколов к ней, в которых данное государство участвует. Не случайно наименование дел, рассматриваемых Судом, строится по единой схеме: заявитель (имя (наименование) или псевдоним5) v (против) ответчик (название государства).

Именно государство-участник Конвенции в лице его органов и должностных лиц, используя во всей полноте силу государственной власти в пределах своей юрисдикции, обязано обеспечить права и свободы, закрепленные в Конвенции и в протоколах к ней. Суд относится к этому крайне жестко, что нашло отражение во все более широком обращении к концепции позитивных и негативных обязательств государств.

С точки зрения позитивных обязательств государство должно не только обладать законодательством, в наиболее полной мере обеспечивающим соблюдение конвенционных прав и свобод, но и принимать все необходимые меры для того, чтобы оно реально действовало, а не оставалось на бумаге. То есть, права должны быть обеспечены не только de jure, но и de facto.6 Одним из последних дел такого рода стало дело Сидиропоулус и другие против Греции, в котором Судом было подтверждено позитивное обязательство государства обеспечить ассоциациям право приобрести статус юридического лица.7

Негативные обязательства ставят государство перед необходимостью воздерживаться от любых действий, которые могли бы привести к нарушению прав и свобод. Это может быть связано, например, с недопустимостью вмешательства государства в ту область реализации права или свободы, которая Конвенцией не ограничена. Иными словами, государство должно исходить из примата провозглашенных прав и свобод: за исключением ограничений, строго оговоренных в конвенции и соответствующих ей национальных законах, ничто не препятствует в пользовании такими правами и свободами. К негативным обязательствам относится, также, недопустимость подразумеваемых полномочий государственных органов и их должностных лиц в случае защиты права на уважение личной и семейной жизни, либо недопустимость предоставления исполнительной власти неограниченных дискретных полномочий при осуществлении сбора информации о лицах.8

Таким образом, можно утверждать, что Суд имеет достаточно широкие полномочия в области контроля за соблюдением государствами-участниками Европейской конвенции о правах человека и основных свободах и Протоколов к ней.

В случае возникновения спора о юрисдикции Суда спор, в соответствии с ч.2 ст.32 разрешается самим Судом.

На основании ст.47 Конвенции Суд "...может, по запросу Комитета Министров, давать консультативные заключения по правовым вопросам, которые касаются толкования Конвенции и протоколов к ней". Суд, на основании ст.48 Конвенции самостоятельно принимает решение о том, входит ли в его компетенцию запрос Комитета министров о даче консультативного заключения.

В юрисдикцию Суда входит рассмотрение заявлений, поданных приемлемыми субъектами и в соответствии с установленной процедурой. Конвенция определила круг субъектов, которые вправе обращаться с заявлениями в Суд.

III. субъекты обращения в Европейский Суд по правам человека

Перечень субъектов обращения в Европейский Суд по правам человека исчерпывающе определен в ст.33, 34 Конвенции о правах человека и основных свободах. В то же время, на основании практики применения Конвенции Судом было дано важное толкование этих статей, повлиявшее на формирование прецедентного права в этой области.

Во-первых, субъектом обращения в Суд может быть любое государство-участник Конвенции, которое в соответствии со ст.33 может "передать на рассмотрение Суда вопрос о любом" нарушении Конвенции или протоколов к ней другим государством-участником.9

Это означает, что любое государство-участник Конвенции может выступить инициатором защиты прав человека в любом другом государстве-участнике Конвенции. Конвенция не ограничивает круг субъектов, в защиту которых может быть подано такое заявление, т.е. это может быть любой субъект, названный в ст.34. Конвенция также не содержит исключений из круга государств-участников, в отношении которых может быть сделано заявление. Поэтому речь может идти о любом нарушении Конвенции или протоколов к ней в любом государстве-участнике Конвенции либо соответствующего протокола к ней. Конвенция не запрещает обращаться в Суд разным государствам одновременно или с идентичными заявлениями о нарушениях ее положений.

Государства неоднократно выступали в роли заявителей в порядке ст. 24 (в соответствии с нумерацией в прежней редакции) Конвенции.10 Например, Австрия в 1960 году подала заявление против Италии по поводу нарушения принципа справедливости судебного процесса в защиту прав активистов в Южном Тироле. В 1972 году Ирландия возбудила дело против Великобритании по обвинению в применении пыток и насилия полицией и армией в Ольстере. В 1982 году сразу несколько скандинавских государств, а также Франция и Нидерланды обратились с заявлением против Турции в связи с нарушением прав человека военной хунтой.11

Получив заявление государства-участника, Суд рассматривает его, исследует представленные факты, и если заявление будет признано приемлемым, Суд может в случае необходимости провести расследование, в том числе с выездом в государство, против которого подана жалоба. Такое государство обязано, в соответствии с п.п. ст.38 Конвенции, создать все необходимые условия для установления фактов, изложенных в жалобе. Суд вправе содействовать дружественному урегулированию возникшего спора о нарушении положений Конвенции (п.b ст. 38). Само производство по дружественному урегулированию является конфиденциальным, но если оно достигнуто, то Суд составляет доклад с кратким изложением фактов и достигнутого решения, который подлежит опубликованию.

Во-вторых, Суд может принимать заявления от любого лица, неправительственной организации или группы лиц, которые считают себя пострадавшими от нарушения одним из государств-членов Конвенции тех прав, которые изложены в Конвенции или в протоколах к ней.

Если с заявлением в Суд желает обратиться физическое лицо, то это может быть любой индивид, который законно либо незаконно находится под юрисдикцией государства-участника Конвенции. Фактически это означает, что должны быть приняты во внимание два критерия: пространственный и по кругу лиц.

Пространственный критерий связан с нормой ст.1 Конвенции: "Високі Договірні Сторони гарантують кожному, хто перебуває під їхньою юрисдикцією, права і свободи, визначені в розділі цієї Конвенції". Употребление выражения "под юрисдикцией" государства-участника Конвенции имеет здесь принципиальное значение, поскольку означает, что государство обязано применять нормы Конвенции не только в пределах своей территории.12

По кругу лиц заявителем может быть не только гражданин того государства, в котором произошло нарушение, но и любой иностранец либо лицо без гражданства, оказавшееся под юрисдикцией государства-участника Конвенции, независимо от того, проживает это лицо в государстве постоянно либо находится временно. Это может быть, в том числе любое лицо, незаконно оказавшееся на территории государства, в том числе задержанное при незаконном переходе границы. Иными словами, речь идет о предельно широком круге лиц, чьи права, оговоренные в Конвенции, государство-участник обязано соблюдать.

Конвенция не содержит ограничений относительно дееспособности лица, которое обращается в Суд. Поэтому обращаться в порядке ст. 34 Конвенции могут несовершеннолетние, а также ограниченно дееспособные и недееспособные лица (в практике Суда рассмотрено немало дел, связанных с защитой прав лиц, находящихся в психиатрических больницах).

Суд (так же, как в ее бытность и Комиссии) традиционно исключительно негативно относится к любым попыткам государств ограничивать круг лиц, имеющих право на подачу жалобы. Такие вопросы возникали перед Комиссией и Судом преимущественно в 60-70 годы, на этапе становления страсбургского конвенционного механизма защиты прав человека. Европейская Комиссия по правам человека, которая в соответствие со старой редакцией Конвенции была те годы первым звеном в рассмотрении жалоб, дала чрезвычайно важное толкование этого положения, отметив, что право на подачу принадлежит и лицам, находящимся в местах лишения свободы, а государство не вправе препятствовать обмену информацией между Судом и таким лицом.

В украинском отраслевом законодательстве данная область, в частности в отношении лиц, лишенных свободы, урегулирована c явным несоотвествием как нормам Конвенции, так и ч.4 ст.55 Конституции Украины: "Кожен має право після використання всіх всіх національних засобів правового захисту звертатися за захистом своїх прав і свобод до відповідних міжнародних судових установ чи до відповідних органів міжнародних організацій, членом або учасником яких є Україна". Иными словами, режимные ограничения в местах лишения свободы не могут быть сопряжены с ограничениями права лица, лишенного свободы, на защиту своих прав, в том числе в международных органах.13

Во-первых, это касается цензуры тех писем, которые разрешено отправлять. В ст.28 Исправительно-трудового кодекса (ИТК) Украины установлена общая норма о цензуре корреспонденции осужденных. В соответствии со ст.44 ИТК Украины цензуре не подлежат только "предложения, заявления и жалобы, адресованные прокурору". Все другие заявления, жалобы и предложения (в перечне адресатов, определенном в ст.44, не названы международные органы и организации) не только могут быть перлюстрированы, но и уничтожены администрацией места лишения свободы в том случае, если эти письма "виконані тайнописом, шифром або з застосуванням інших умовностей, а також які мають цинічний характер або відомості, які не підлягають розголошенню".14

Во-вторых, это касается ограничения права на отправление писем. Статьей 43 ИТК Украины для осужденных, находящихся в тюрьмах, установлены жесткие ограничения на отправление писем. В соответствии со ст.69 ИТК Украины "засуджені, які у порядку стягнення поміщені у штрафний чи дисциплінарний ізолятор або в карцер, позбавляються права на ... відправку листів". И в этом случае ИТК не содержит никаких исключений для обращения в международные органы по защите прав человека. Правила внутришнього розпорядку виправно-трудових установ добавляют к этому: "у випадках групових порушень засудженими порядку відбування покарання, які супроводжуються відмовою від їжі або роботи чи іншими протиправнимі діями, начальник установи по виконанню покарань, після невиконання його вимог припинити порушення діючого порядку, за згодою прокурора з метою забезпечення безпеки персоналу установи, припиняє роботу магазину, надання побачень, отримання та відправлення посилок, передач, листів".15

Комиссия и Суд неоднократно указывали на недопустимость оказывания давления либо применение наказания к лицу, находящемуся в местах лишения свободы, с тем, чтобы добиться отказа этого лица от подачи жалобы.

Если группа лиц желает обратиться в Суд с заявлением в порядке ст. 34 Конвенции, то должны быть соблюдены критерии, относящиеся к понятию "группа". Конвенция не содержит указаний относительно таких критериев, но практика Комиссии и Суда свидетельствует о том, что это может быть не любая группа.

Наличие группы, по смыслу ст.34 Конвенции, сопряжено с идентичным и одновременным нарушением прав лиц, которые ее образуют. Речь не может идти о группе, возникшей вследствие или после того, как при различных обстоятельствах и в разное время были нарушены права разных лиц, даже если такие нарушения внешне выглядят одинаковыми. В практике Комиссии и Суда группой были признаны в одном случае, например, супруги, а в другом - члены неправительственной организации, которые обращались от своего собственного имени, в третьем - участники демонстрации (по терминологии ст.11 Конвенции - участники мирных сборов). В деле Вэйт и Кеннеди против Германии и деле Бир и Риган против Германии все четыре заявителя утверждали, что им неправомерно было отказано в суде в удовлетвопрении исков, которые имели идентичное содержание.16 Иногда такая группа может быть довольно многочисленной. В деле Шассанью и другие против Франции жалоба была подана десятью лицами.17

Следует заметить, что название дела не всегда свидетельствует о подаче жалобы группой лиц. Иногда Суд может по собственной инициативе объединить несколько похожих жалоб в одно дело. Например, в деле Шмауцер, Умлауфт, Градингер, Прамшталер, Палаоро, Пфармайер против Австрии жалобы заявителей, никак между собой не связанных, поступали в Комиссию в течение более, чем года - с марта 1989 г. по июнь 1990 г. Решение по делу было оглашено 23 октября 1995 года.18

Если неправительственная организация желает обратиться с заявлением в порядке ст. 34 Конвенции в Суд, то для ее обращения должны быть соблюдены условия, относящиеся к критериям такой организации. Хотя Конвенция, в ст.34 также, как и в отношении групп лиц, не формулирует такие критерии, следует руководствоваться видами и формами "ассоциаций" (общественных объединений - по терминологии украинского законодательства) в соответствии со ст.11 Конвенции (неправительственные организации, общественные фонды, политические партии, профсоюзы, ассоциации предпринимателей и др.)19

В Украине законодательство об объединениях находится в стадии реформирования: продолжает действовать Закон "Об объединениях граждан",20 "О благотворительности и благотворительных организациях",21 но готовятся к принятию законопроекты "О политических партиях", "Об общественных организациях". Правовой статус некоторых ассоциаций в украинском законодательстве вообще не урегулирован. В частности, это касается ассоциаций предпринимателей. Неурегулированность статуса таких ассоциаций не исключает их права пользоваться правами и свободами, предусмотренными Конвенцией.

Естественно, что неправительственная организация не могут быть субъектом всех прав, перечисленных в разделе 1 Конвенции. Например, трудно представить обращение организации о защите своего права по ст.2, 3 или ст.12 Конвенции. В то же время, обращения неправительственных организаций о защите своих прав не столь редки в практике Суда.22

Хотя среди юридических лиц, которые могут быть субъектами обращения в Суд, Конвенция непосредственно называет только неправительственные организации, имея ввиду в качестве лиц индивидов (person - в тексте Конвенции на английском языке, personne physique - в тексте Конвенции на французском языке, в украинском переводе - осіб),23 то есть физических лиц, в действительности в Суд могут обращаться и иные юридические лица.

Такое право юридических лиц естественно, так же как и в отношении неправительственных организаций, может быть ограничено способностью субъекта вообще иметь права, предусмотренные определенными статями Конвенции. В то же время, в страссбургских конвенционных органах по защите прав человека постепенно было достигнуто понимание того, что некоторые из провозглашенных в Конвенции прав и свобод могут быть реализованы не только физическими лицами, но и юридическими. Первоначально это касалось религиозных органов. Комиссия пришла к такому решению не сразу и сначала не считала возможным, чтобы церковь, как корпорация и юридическое лицо, "была способна иметь или осуществлять права, упомянутые в ч.1 ст.9 Конвенции имела право".24 Впоследствии Комиссия пересмотрела это свое решение и признала: "В том случае, когда какой-либо церковный орган подает жалобу в соответствии с конвенцией, он фактически делает это от имени своих членов. Таким образом, следует признать, что церковный орган способен иметь и осуществлять права, изложенные в ч.1 ст.9, в своем собственном качестве, как представитель своих членов".25

Со временем Комиссия и Суд признали право подачи жалобы другими юридическими лицами. В связи с защитой прав по ст.10 ЕКПЧ признается право на обращение в Суд средств массовой информации. Некоторые из наиболее важных дел по ст.10 Конвенции касаются прав печатных средств массовой информации на свободу выражения своего мнения.26 В связи с защитой права собственности (ст.1 Протокола №1 к Конвенции) Суд неоднократно рассматривал дела по жалобам, как физических,27 так и юридических лиц.28

Возможна подача не только индивидуальных жалоб юридических лиц, но и их групп. В деле Агротексим и другие против Греции Суд признал группой группу из шести обществ с ограниченной ответственностью акционеров, полагавших, что нарушено их право по ст.1 Протокола №1.29 В деле "Бладет Тромсо" и Стенсаас против Норвегии группу составляли два лица, одно из которых было физическим, а второе юридическим.30

Интересы заявителя (заявителей) в Суде может представлять защитник. Регламентом Суда "А" в ст.30 установлено, что это может быть адвокат, который должен иметь разрешение на адвокатскую практику в любом из государств-участников Конвенции и проживать на территории любого из таких государств. По согласованию с Председателем Суда, защитником может быть другое лицо. С согласия Председателя Суда заявитель вправе представлять свои интересы в Суде самостоятельно.31

IV. Пространственное действие права, применяемого Судом

В соответствии со ст. 1 Конвенции: "Высокие Договаривающиеся Стороны гарантируют каждому, кто находится под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе І настоящей Конвенции".

В международном и внутреннем праве существует немало определений понятия "юрисдикция". Поэтому вопрос о применении ст.1 Конвенции неоднократно возникал в практике Комиссии и Суда, которые дали достаточно широкую картину того, как государствам-участникам Конвенции следует понимать выражение "находящиеся под юрисдикцией".

Находиться под юрисдикцией государства - значит находиться в тех пределах, в которых государство считает возможным и допустимым ожидать, требовать и обеспечивать осуществление своих властных предписаний (велений, дозволений, запретов).32 Это означает, что пространственная сфера действия Конвенции несомненно шире, чем собственно территория государства-участника. Последние в своем законодательстве иногда не принимают во внимание это обстоятельство.33 Под юрисдикцией государства находятся также морские, воздушные суда и космические объекты, зарегистрированные в государстве. Под юрисдикцией государства находится деятельность его зарубежных органов внешних сношений (дипломатических, консульских и иных представительств). Под юрисдикцией государства находится деятельность всех его должностных лиц, а также служащих органов местного самоуправления.

Поэтому, для того, чтобы попасть под юрисдикцию государства вовсе не обязательно пересекать его границу. Обжалован, может быть, как раз, отказ органов государства в разрешении на въезд на его территорию, в разрешении на проживание на его территории. Поэтому любое лицо, находящегося на территории, например, Украины, может при наличии оснований и с соблюдением условий подачи заявления, обжаловать в Европейский Суд по правам человека противоречащие Конвенции действия должностных лиц дипломатических или консульских представительств государств-участников Конвенции в Украине.

Действие Конвенции в пространстве может быть ограничено наличием иммунитетов, существующих на основании действующих международных договоров. Поэтому не все правоотношения, возникшие у лица даже в пределах территории государства-участника Конвенции, могут находиться под юрисдикцией этого государства. В деле Вэйт и Кеннеди против Германии и деле Бир и Риган против Германии все четыре заявителя работали по найму в Европейском космическом агентстве (ЕКА). Когда им было отказано в продлении контрактов, они подали иски против ЕКА на основании действующего германского закона в Дармштадский суд по трудовым спорам. ЕКА, в свою очередь, утверждало, что оно не подпадает под юрисдикцию германских судов в силу ст.XV (2) Конвенции о Европейском космическом агентстве и Приложения І к ней. Заявителям Быор отказано в иске именно на том основании, что указанный спор в соответствии с международным правом не подпадает под юрисдикцию национальных судов. Это решение было подтверждено апелляционным судом по трудовым спорам и федеральным судом по трудовым спорам. Рассматривая данное дело, Европейский Суд по правам человека соотнес юрисдикцию ФРГ с юрисдикцией ЕКА и заметил, что "невозможно установить соотношение таким образом, чтобы обязать международную организацию принять участие во внутригосударственном рассмотрении иска, связанного с условиями найма, предусмотренными в национальном трудовом законодательстве. Такое толкование пункта 1 статьи 6 Конвенции препятствовало бы надлежащему функционированию международных организаций и противоречило бы современной тенденции на расширение и укрепление международного сотрудничества". В результате Суд постановил, что "признав факт неподсудности юрисдикции Европейского космического агентства, немецкие суды в оценке дела не вышли за допустимые пределы".34 В то же время, при рассмотрении дела Метьюз против Соединенного Королевства Суд отметил "В соответствии с Конвенцией и протоколами к ней, государства-участники несут ответственность за последствия международных договоров, к которым они присоединились, вытекающие из гарантий Конвенции".35

V. Применяемое право

Применение Конвенции и Протоколов к ней.

Как следует из ч.1 ст.32 Конвенции, Европейский суд по правам человека при принятии решений и консультативных заключений применяет Европейскую конвенцию о правах человека и основных свободах и Протоколы к ней.

Многие нормы ЕКПЧ имеют оценочный характер. Это существенно повышает значение судебных решений для понимания содержания и смысла норм Европейской конвенции о правах человека и основных свободах и Протоколов к ней.

Особое значение в применении Судом норм Европейской конвенции о правах человека и основных свободах и Протоколов к ней имеют прецеденты, сложившиеся в практике применения таких норм Европейской комиссией по правам человека, в бытность ее существования, а также, как старым, так и новым Европейским судом по правам человека.

Под прецедентами, применяемыми Судом, следует понимать не сами рассмотренные дела, а те основополагающие принципы в толковании и применении норм Конвенции, которые были выработаны при рассмотрении дел и изложены в судебных решениях. Но вряд ли можно утверждать, что Суд при помощи прецедентов творит право - Конвенция не наделяет Суд такими полномочиями. Он только формулирует свое понимание норм Конвенции на основе самой Конвенции. Иными словами, Суд не подменяет собой "законодателя" в лице государств-участников Конвенции. Этим отличается прецедент Европейского Суда по правам человека от прецедента, например, в английском праве, где судья при определенных обстоятельствах может выступить, по сути, в роли законодателя. В отличие от прецедента и в английском праве, и в несколько меньшей степени в праве США, Европейский Суд юридически вообще не связан своими предыдущими судебными решениями. Но сложившаяся практика свидетельствует о безусловно уважительном к ним отношении Суда. Поэтому было бы большой ошибкой недооценивать значение прецедентов Европейского Суда по правам человека.

Термин "прецедент" или какой-либо его аналог в Конвенции отсутствует. Суд сам, руководствуясь собственным опытом и с целью достижения единообразного понимания и применения норм Конвенции во всех государствах-участниках, придал своей практике всеобщее, в рамках Европы, значение. Правомерность существования прецедентов Европейского Суда по правам человека, как своего рода уникального феномена в деятельности международных органов по защите прав человека, в общем виде основывается на ч.1 ст.34 самой Европейской конвенции, в которой сказано: "Юрисдикция Суда распространяется на все вопросы, которые касаются толкования и применения Конвенции и протоколов к ней, которые передаются ему для рассмотрения в соответствии со статьями 33, 34, 47", а также на ч.1 ст.46 об обязанности государств-участников Конвенции исполнять решения Суда.

Европейский Суд по правам человека неоднократно обращался к собственным прецедентам и продолжает ими руководствоваться сейчас. Причем, принимаются во внимание и те толкования Конвенции, которые были даны Комиссией, и с которыми Суд согласился. Нередки решения Суда, изобилующие ссылками на прецеденты. Нередки и направляемые в Суд жалобы, в которых также присутствуют ссылки не только на статьи Конвенции, но и на толкование этих статей Судом. И тогда Суд оценивает правомерность и приемлемость таких ссылок по конкретному делу, соглашается либо аргументировано отказывает заявителю. Например, во внешне схожих делах Хендисайд36 и Института "Отто Премингер"37 суд по-разному применил ч.2 ст.10 Конвенции, не согласившись с аргументацией, приведенной в жалобе Института "Отто Премингер", и основанной на выводах Суда по делу Хендисайд.38

Именно благодаря применению прецедентов удается постоянно сохранять актуальность и жизнеспособность норм Европейской конвенции о правах человека и основных свободах и Протоколов к ней, что имеет огромное значение для сохранения уважения к правам человека и их защиты в условиях современной постоянно изменяющейся жизни. Суд неоднократно указывал на это обстоятельство. В частности, в деле Ван Дроогенбрек Суд отметил: "...Не нужно упускать из виду особенности этой конвенции или тот факт, что она является живым инструментом, который необходимо читать в свете понятий, существующих в данный момент в демократических государствах."39

Иногда, спустя некоторое время, суд может кардинально пересмотреть свое толкование тех или иных статей Конвенции. Это происходит не так часто. В иных случаях Суд постепенно меняет свою прежнюю позицию. Так было с признанием права религиозных организаций обращаться в Суд с заявлениями о нарушении прав, оговоренных в Разделе І Конвенции. Суд также может уточнять или дополнять прежнее свое толкование отдельных положений Конвенции. В частности, так было с толкованием ст.3 в Судебном решении по делу Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 г.

В целом не будет преувеличением сказать, что Европейская конвенция о правах человека и основных свободах жива в прецедентном праве Европейского Суда по правам человека. Не смотря на значительное количество рассмотренных Судом дел, не следует думать, что возможности толкования Конвенции исчерпаны или близки к исчерпанию. Как показывает практика, многие положения Конвенции еще нуждаются в детальном рассмотрении. Так, термины "унижающие достоинство" и "бесчеловечные" в ст.3 Конвенции остаются неразработанными в прецедентном праве. В равной мере, это касается понятия "запрет свободы мысли" по смыслу ст.9 - такой запрет пока может быть описан только гипотетически, поскольку в европейских государствах, по-видимому, отсутствует соответствующая практика.

Сегодня можно без преувеличения утверждать, что без прецедентов Европейскую конвенцию применять было бы крайне сложно - суды (как национальные, так и европейский) при рассмотрении каждого дела всякий раз оказывались

бы отброшенными на сорок лет назад, когда Комиссия и Суд обратились к своим первым делам. Огромная практика Комиссии и Суда образует прецедентное "право", в основе которого находятся около 200 (из почти 2000) решений, наиболее важных для понимания содержания статей раздела 1 Конвенции. Например, дело Лингенса или дело Санди Таймс неразрывно связано прежде всего со ст.10; дело Маркс - прежде всего со ст.8; дело Социалистической партии Турции - прежде всего со ст.11 и т.д.

Применение иных международно-правовых актов.

Хотя это и не следует из Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Европейский Суд по правам человека в ряде случаев применяет нормы универсальных международно-правовых актов по правам человека или обращается к таким нормам, поскольку это может быть необходимо для рассмотрения дел, связанных с нарушением норм Конвенции.

В частности, для толкования "рабства" была использована ст.1 Конвенции против рабства, 1926 г.40 Институты и обычаи, сходные с рабством, указанные в ст.1 Дополнительной конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 7 сентября 1956 г.41 рассматривались Комиссией и Судом как примеры подневольного состояния. Комиссия и Суд, неоднократно использовали в виде основы при принятии решений по ст.4 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод определение, данное в Конвенции Международной Организации Труда №29 О принудительном или обязательном труде, 1930 г.42, хотя в некоторых случаях, при наличии коллизий с нормами ЕКПЧ, Суд отступал от положений Конвенции МОТ №29, обращаясь к более поздним универсальным международно-правовым актам по правам человека, подготовленным в рамках ООН, в частности к нормам Международного пакта о гражданских и политических правах, 1966 г.

Возможно применение Судом и иных международно-правовых актов, поскольку это может быть необходимо для разрешения дела. Именно так поступил Суд, приняв во внимание Конвенцию о Европейском космическом агентстве как основание для признания, что в вопросах регулирования трудовых отношений международная межправительственная организация неподсудна национальному суду.43

В то же время жалоба, направляемая в Суд, не может апеллировать к нарушениям иных, помимо Конвенции, международно-правовых актов. Ч.1 ст.34 Конвенции исчерпывающе определяет юрисдикцию Суда.

VI. Обращение к национальному праву

Европейский Суд по правам человека не применяет национальное право государств-участников Конвенции о правах человека и основных свободах, не толкует это право и не выносит решения на его основе. Суд не вникает, также, в вопрос о том было ли допущено какое-либо нарушение национального права в государстве-ответчике. Суд неоднократно отмечал, что в его обязанности не входит решение такого вопроса.44 Но это не значит, что Суд вообще не обращается при рассмотрении материалов дела к национальному праву.

Как показывает практика работы Суда, обращения к законодательству государства-ответчика возможна начиная с этапа установления приемлемости жалобы. Направляемая в Суд жалоба должна быть сопровождена подробными ссылками на национальные нормативно-правовые акты, которые были (или не были) применены национальным судом при разрешении дела. Однако жалоба, направляемая в Суд, не может апеллировать к нарушениям иных правовых актов, помимо Конвенции.

Наиболее активно Суд может обращаться к национальному законодательству государства-ответчика в ходе рассмотрения дела по существу, хотя решение при любых обстоятельствах может быть вынесено исключительно на основе норм Конвенции или протоколов к ней. Естественно, что при этом в поле зрения Европейского Суда по правам человека попадают решения национальных судов государства ответчика, руководствовавшихся чаще всего нормами национального права. Но и здесь Европейский Суд по правам человека не рассматривает обоснованность или необоснованность применения или неприменения национального права. Европейский Суд по правам человека исследует вопрос об обоснованности решений национальных судебных органов с точки зрения Конвенции или протоколов к ней.45

Обращение Суда к национальному праву может быть связано:

а) с установлением несоответствия или соответствия национального права нормам ЕКПЧ в связи с рассматриваемым делом. Это наиболее частая оценка Судом национального законодательства государства-участника Конвенции.

В случае если Суд устанавливает несоответствие национального права нормам Конвенции, он исчерпывающе определяет степень такого несоответствия в своем решении. Например, в решении по делу Лингенса Суд оценил ст.111 Уголовного кодекса Австрии:

"Согласно параграфу 3 Статьи 111 Уголовного кодекса, применяемому совместно с параграфом 2, журналисты в случаях, подобных этому, не могут избежать осуждения за действия, указанные в параграфе 1, если не могут доказать правдивости их суждений.

По отношению к оценочным мнениям это требование невозможно выполнить и оно посягает на свободу выражения мнения, которая является фундаментальной частью права, гарантированного Статьей 10 Конвенции".46

В то же время, совсем не обязательно, чтобы Суд давал оценку законодательству подобно тому, как это имело место в деле Лингенса. Государство может избежать такой оценки, самостоятельно изменив свое законодательство до вынесения решения Европейским Судом. В этом случае дело может быть исключено из реестра Суда. Так, в деле Де Бекера против Бельгии заявителю было запрещено работать журналистом или быть писателем. Еще до вынесения Судом решения, Бельгия признала несоответствие своего законодательства в этой части ст.10 Конвенции, внеся необходимые изменения. В результате дело было исключено из реестра.47

б) с установлением пробелов в национальном праве в сфере действия ЕКПЧ. В этом случае Суд констатирует отсутствие в национальном праве соответствующей Конвенции нормы, на основании которой должно было быть принято решение, но оно не было принято. Суд ни в коем случае не рассматривает пробелы в национальном законодательстве как основание для неисполнения государствами своих обязательств по Конвенции. В решении по упомянутому делу Лингенса комментируя решение Окружного Суда Вены о том, что возложение бремени доказывания на ответчика является следствием закона и поэтому не суды, а законодательная власть должна изменить положение дел Европейский Суд сослался на собственное решение по делу Циммерманн и Штайнер против Швейцарии о том, что суд не должен определять какая национальная власть ответственна за любое нарушение Конвенции; единственным вопросом является международная ответственность государства.48 И в других решениях Суд неоднократно отмечал, что наличие пробела в национальном законодательстве не препятствует лицу апеллировать в национальном суде к нормам Конвенции и не освобождает этот суд от обязанности применять нормы Конвенции и выносить на их основании решение.

в) с рекомендациями относительно усовершенствования национального законодательства с целью его более полного соответствия нормам ЕКПЧ. Примером может служить дело Мелоуна, где Суд в своем решении сформулировал требования к национальному закону об осуществлении органами государства сбора информации и наблюдения за лицами. В частности, Суд указал, что положения закона должны быть:

- достаточно четкими, без расплывчатых и неопределенных формулировок, таких как ""может", "в подобных целях", "подобным образом";

- перечень преступлений, расследование которых может быть связано с наблюдением и прослушиванием, должен быть четким и установленным законом;

- не предоставлять исполнительной власти неограниченные дискретные полномочия;

- обеспечивать индивиду надлежащую защиту от произвольного вмешательства.49

Практика Суда явилась, в конечном итоге, основанием для внесения государствами-участниками Конвенции значительных изменений в свое законодательство.50 Совет Европы придает этому исключительно важное значение. В соответствии с рекомендацией № R (2000) государствам-членам Комитета министров Совета Европы призвал государства участники Конвенции, в частности "... до перегляду своїх національних правових систем з метою забезпечення адекватних можливостей повторного розгляду справи, включаючи поновлення провадження, у випадках, крли Суд визнав порушення Конвенції, особливо:

і) коли потерпіла сторона і далі зазнає значних негативних наслідків рішення, ухваленного на національному рівні, - наслідків, щодо яких справедлива сатісфакція не була адекватним засобом захисту і які не можна виправити інакше ніж через повторний розгляд або поновлення провадження;

іі) коли рішення Суду апонукає до висновку, що

а) оскаржене рішення національного суду суперечить Колнвенції по суті,

або

b) в основі визнанного порушення лежали суттеві процедурні помилки чи недоліки, чкі ставлять під серйозний сумнів результат оскарженого провадження на національному рівні".51

г) с рекомендациями относительно применения национального права в отношениях Судом.

Применительно к Украине в этом смысле интересно решение о приемлемости, принятое Судом по жалобе Кучеренко.

VII. Обращение к неправовым нормам и актам

Возможность дачи Судом оценки соблюдения прав и свобод, указанных в Конвенции, на основе неправовых норм непосредственно следует из ч.3 d ст.4 (понятие "звичайні громадянські обов'язки" - укр., "обычные гражданские обязанности" - рус.), ч.1 ст.6, ч.2 ст.8, ч.2 ст.9, ч.2 ст.10, ч.2 ст.11 (понятие "мораль"), ч.1 ст.9 (понятие "религиозные и ритуальные обряды"). В большинстве дел Суд, тем не менее, намеренно уходил от собственной дачи оценки на основе неправовых норм, либо от толкования самих этих норм.

В частности, при ссылках заявителя на нормы морали Суд не стал давать ей оценку. Мораль не может иметь общеевропейского измерения, оценка поступков с точки зрения нравственности зависит от времени и места их совершения. В деле Мюллер и другие Суд обратил внимание на следующее обстоятельство: "Невозможно найти какое-либо единое европейское понятие морали в правовом и социальном устройстве Договаривающихся государств. Точка зрения в отношении требований морали варьируется в различные периоды времени и в различных местах, особенно в нашу эпоху, для которой характерна существенная эволюция взглядов на данный вопрос. В силу своих прямых и постоянных контактов с жизненно важными силами своих стран государственные органы в принципе находятся в лучшем положении по сравнению с международным судьей для того, чтобы определить конкретное содержание этих требований, а также "необходимость" какого-либо "ограничения" или "штрафной санкции" для обеспечения соблюдения этих требований".52 Поэтому Суд не принимает во внимание приводимый заявителями аргумент о том, что такие же или те же самые деяния в других государствах не признаются с точки зрения морали противоправными: "Каждое из договаривающихся государств формулирует свой подход с учетом существующей на его территории ситуации в отношении преобладающих там точек зрения относительно защиты морали в демократическом обществе".53

В иных случаях Комиссия и Суд предлагали обратиться к принятым канонам отправления религиозных обрядов, опять-таки не давая им оценку. Так, в основе подхода Комиссии и Суда к установлению соблюдения ст.9 Конвенции в условиях места лишения свободы является выяснение вопроса о том, насколько отправление того или иного обряда в той или иной форме необходимо для данной религии.54 Если такой подход не будет изменен, то это неизбежно будет иметь следствием существенное различие в реализации свободы мысли, совести и религии заключенными на Западе и на Востоке Европы.

Иногда Суд прибегает к использованию неправых документов, обладающих, однако, высоким морально-политическим авторитетом, который граничит с юридической обязательностью. Такие акты могут оказаться необходимыми для доказательства существования определенного уровня понимания в том или ином вопросе, которое сложилось в мировом или региональном сообществе, но не приобрело еще правового закрепления. В деле Гудвина перед Европейским Судом по правам человека встал непростой вопрос о соответствии ст.10 Конвенции решения национального суда о раскрытии журналистских источников информации. Принимая свое решение, Суд сослался на оценку данного вопроса в национальных кодексах журналистской этики, в Резолюции о свободах журналистов и правах человека,55 а также на Резолюцию европейского парламента о конфиденциальности журналистских источников от 18 января 1994 г.56

VIII. Порядок подачи жалобы в Европейский Суд по правам человека физическими или юридическими лицами

Учитывая ратификацию Украиной Европейской Конвенции по правам человек, возникает необходимость выяснить особенности действия сложившейся в Европе процедуры подачи заявления о нарушении прав человека в условиях действия украинского законодательства. При этом надо иметь ввиду, что Суд, с пониманием относится к трудностям, которые могут возникать у заявителя в разных государствах-участниках Конвенции в связи с соблюдением процедур, предусмотренных п.1 ст.35 ЕКПЧ. В деле Садык против Греции Суд указал, что ст.26 Конвенции57 следует применять с определенной степенью гибкости и без чрезмерного формализма, а не ограничиваться требованием, что заявления должны быть поданы в соответствующие национальные суды и что должны быть использованы судебные инстанции, которые пересматривают уже принятые решения.58

а) исчерпание внутригосударственных средств защиты своего права

Прежде всего, для обращения в Суд необходимо, чтобы заявитель исчерпал все внутригосударственные способы защиты своего права. И Суд и Комиссия неоднократно обращались к толкованию этой нормы Конвенции, т.к. несмотря на видимую ясность здесь возникало немало споров.

1. В первую очередь государству не может быть отказано в возможности использовать все имеющиеся у них правовые средства для восстановления нарушенного права. Это общее правило, касающееся обращения в международные органы по защите прав человека: с точки зрения международного права именно на государстве в первую очередь лежит обязанность по соблюдению норм о правах человека. Поэтому и следует требовать устранения нарушения сначала именно от государства. В том же случае, если государство не способно или не желает этого делать в силу каких бы то ни было причин, то возможно вмешательство имеющих соответствующие полномочия международных органов. Здесь уже применяется другой международно-правовой принцип - права человека не относятся к области исключительной внутренней компетенции государства. Часто для такого вмешательства международных органов по защите прав человека необходимо предварительное согласие государства. Европейский Суд по правам человека является как раз таким органом, юрисдикция которого должна быть признана государством.

Украина, ратифицируя Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, полностью признала "юрисдикцию Европейского Суда по правам человека по всем вопросам, касающимся толкования и применения Конвенции".59 Тем самым, Украина признала право лиц (физических и юридических), находящихся под ее юрисдикцией, обращаться в Европейский Суд по правам человека, в соответствии с процедурой, предусмотренной Конвенцией. Но признание юрисдикции Европейского Суда по правам человека не означает и не может означать возникновения каких-либо изменений в системе судоустройства Украины. Европейский Суд по правам человека не становится частью национальной судебной системы - он остается самостоятельным и независимым международным судебным органом, а национальные суды не становятся частью международной судебной системы по защите прав человека. Таким образом, у заявителя возникает возможность искать защиту права в двух абсолютно независимых судебных системах, но в строгой последовательности - сначала в национальной, а затем в международной.

Что касается обязанности заявителя использовать организационные институты защиты права в государстве, то ЕКПЧ в ст.35 не говорит, что это должны быть обязательно судебные органы, а употребляет более общее выражение "все национальные средства защиты - в соответствии с общепризнанными нормами международного права". Однако существующая практика, безусловно, отдает предпочтение судебному разрешению споров, прежде чем заявление будет направлено в Европейский Суд. Несудебные органы защиты (органы государственной исполнительной власти, органы местного самоуправления, прокуратура, уполномоченный по правам человека, комиссии по помилованию и т.п.) не рассматриваются как органы, обращение к которым обязательно для исчерпания внутригосударственных средств защиты права по смыслу п.1 ст.35 Конвенции.60 Не случайно, все международно-правовые акты по правам человека рассматривают право на судебную защиту как неотъемлемое, из которого в принципе не может быть исключений. Именно в силу этого принципа в ч.1 и 2 Конституции Украины закреплена норма:

"Права і свободи людини і громадянина захищаються судом.

Кожному гарантуеться право на оскарження в суді рішень, дій чи бездіяльності органів державної влади, органів місцевого самоврядування, посадових і службових осіб".

А в ч.2 ст.124 Конституции Украины сказано: "Юрисдикція судів поширюється на всі правовідносини, що виникають у державі".

Пленум Верховного Суда Украины в своем Постановлении "Про застосування Конституції України при здійсненні правосуддя" применительно ст.124 Конституции Украины отметил, что "судам підвідомчі всі спори про захист прав і свобод громадян",61 а применительно к ст.55 Конституции Украины указал: "... суд не повинен відмовляти особі в прийнятті чи розгляді скарги з підстав, передбачених законом, який це право обмежує".62

Таким образом, в Украине не существует законодательных препятствий для судебной защиты прав и свобод человека.

Для Украины судебными органами, к которым можно обращаться по защите прав и свобод человека, являются прежде всего суды общей юрисдикции. Кроме того, в соответствии с Законом Украины "О Конституционном Суде Украины" с письменным ходатайством "до Конституційного Суду України про необхідність офіційного тлумачення Конституції України та законів України з метою реалізації чи захисту конституційних прав та свобод людини і громадянина, а також прав юридичної особи"63 могут обращаться "... громадяни України, іноземці, особи без громадянства та юридичні особи".64 Однако, принимая во внимание приведенные положения украинского законодательства следует учитывать позицию Европейского Суда по права человека относительно "определений" (по смыслу ст.6 Конвенции), виносимых конституционными судами. Решения, принимаемые конституционными судами на основе рассмотрения обстоятельств дела, могут рассматриваться в качестве "определений" в смысле ст.6, но решения таких судов в отношении соответствия решений других судов конституционному праву могут не рассматриваться в упомянутом качестве (Срамек против Австрии (1984 год); Буххольц против Федеративной Республики Германии (1981 год).65

Немаловажным является вопрос о том, были ли в действительности исчерпаны все средства правовой защиты. Дело, в этом случае, касается судебных институций.

Практика Европейской Комиссии говорит о том, что заявитель должен исчерпать все доступные ему судебные учреждения в государстве. В Украине судебными учреждениями, доступными для обращения в них индивида, являются суды общей юрисдикции, возглавляемые Верховным Судом Украины, а очень редко - Конституционный Суд Украины. Юридические лица для защиты некоторых прав могут обращаться в арбитражные суды.

Доступными внутригосударственными средствами защиты можно считать лишь те средства, которые не являются привилегией. В таком подходе заложен основополагающий принцип: заявитель не должен просить о предоставлении ему услуга, а должен иметь гарантированный доступ к средствам правовой защиты.

Ни Комиссия, ни Суд не смогли бы указать точный перечень тех внутригосударственных средств защиты, обращение к которым обязательно прежде чем жалоба будет подана в Суд. Государства-участники Конвенции имеют разные судебные системы, и анализ практики показывает, что заявители, в зависимости от страны, проходили либо двух, либо трех, либо четырехзвенную процедуру судебного рассмотрения дел. Именно поэтому проблема исчерпаемости внутригосударственных организационных средств защиты возникла и для Украины.

В системе общих судов Украины не является привилегией рассмотрение дела только в двух судебных инстанциях: в первой и в кассационной. Суд обязан принять дело к рассмотрению по первой инстанции и суд обязан рассмотреть дело в кассационном порядке в том случае, если была подана кассационная жалоба либо был принесен протест прокурором.

Рассмотрение дела в порядке надзора является для заявителя привилегией в том смысле, что принесение протеста в порядке надзора - это право, а не обязанность прокурора или судьи, обладающих правомочиями приносить такой протест. Применительно к Украине в практике Суда такая проблема уже возникала. При рассмотрении вопроса о приемлемости жалобы Кучеренко против Украины (41974/98) заявителю было отказано на том основании, что последним в деле заявителя было признано решение кассационной инстанции, состоявшееся до 11 сентября 1997 года, т.е до вступления Конвенции в силу для Украины. Отказ заявителю в принесении протеста в порядке надзора, полученный 9 апреля 1998 года, не был принят во внимание поскольку "требовать окончательного судебного решения может только прокурор, председатель суда, вынесшего решение о пересмотре или их заместители. Заявителю не было предоставлено такое право, что создало исключительное средство защиты, не предусмотренное пунктом 1 статьи 35. Поэтому оно не может быть принято во внимание при определении того, обладает ли Суд юрисдикцией рассматривать жалобу, учитывая ее несовместимость с положениями Конвенции."66

Из сказанного не следует, что для обращения в Европейский Суд по правам человека обязательно в любом случае рассмотрение дела в двух судебных инстанциях в украинских судах общей юрисдикции. Дело может быть рассмотрено судом первой инстанции и принятое решение полностью удовлетворяет заявителя, он не подает кассационную жалобу и решение вступает в законную силу. Далее возникает вопрос об исполнении судебного решения. Формально заявитель не обязан обжаловать в суд бездействие должностных лиц Государственной исполнительной службы.67

Обязанность заявителя использовать все имеющиеся национальные правовые средства для восстановления нарушенного права касается не только обязанности использовать национальные средства судебной защиты, но и обязанности в полной мере использовать существующее национальное законодательство.

Обязанность заявителя использовать при защите своего права существующее в государстве законодательство в полной мере неоднократно была отмечена Европейским Судом. Например, на такую обязанность Суд указал в деле Садык против Греции, когда заявитель при рассмотрении в национальном суде дела, которое касалось распространения им информации не ссылался на нормы о свободе выражения своего мнения, хотя именно в связи с распространением информации против него было возбуждено уголовное дело, приговор по которому он оспаривал.68 Обязанность заявителя использовать в национальном суде национальное законодательство, несомненно, менее строгое обязательство, чем обязанность использовать национальные средства судебной защиты. Тем не менее, это обязательство вовсе не формальное. Национальные средства защиты должны быть использованы наиболее эффективно, что означает, в том числе, эффективное использование законодательства. Это, безусловно, чаще всего невозможно без квалифицированной правовой помощи. Но с другой стороны обязанность судов эффективно применять национальное законодательство при рассмотрении дел о защите прав и свобод человека - это позитивное обязательство государства в соответствии с Конвенцией. Его неисполнение влечет ответственность для государства-нарушителя.

Обращаясь в Европейский Суд по правам человека, заявитель должен показать, что им были исчерпаны национальные средства защиты, как того требует ч.1 ст.35 Конвенции. Само по себе недоверие заявителя к властям государства, основанное, например, на личном неуважении заявителя к тем или иным органам или должностным лицам либо основанное на общей оценке политической или экономической ситуации в государстве, не является достаточным основанием для отказа обратиться к внутригосударственным средствам правовой защиты. Поэтому, государство-ответчик может заявить, что все внутренние средства защиты использованы не были, прежде чем жалоба была направлена в Суд, и потребовать соблюдения заявителем правила ч.1 ст.35 Конвенции. Государства очень часто прибегают к такому заявлению. Если Суд соглашается с этим заявлением государства, то жалоба может быть признана неприемлемой и будет отклонена либо ее рассмотрение будет приостановлено. Поэтому сохраняется вероятность того, что жалобу, рассмотрение которой было приостановлено, Суд все же рассмотрит после того, как внутригосударственные средства правовой защиты будут-таки исчерпаны и по мнению заявителя право останется незащищенным. Многие исследователи деятельности страсбургских органов сходятся во мнении, что неисчерпание средств защиты является лишь внутренним препятствием, которое не должно мешать возвратиться к рассмотрению дела.69

Практика Суда и Комиссии однако показывает, что обжалуя обращение заявителя в Суд на том основании, что он не исчерпал все внутригосударственные средства правовой защиты, государство обязано доказать, что такие средства являются эффективными. Это удается государствам далеко не всегда.

Например, если действующее в государстве законодательство не позволяет заявителю рассчитывать на удовлетворение жалобы, то внутригосударственные средства защиты (независимо от их уровня), конечно, же будут неэффективными. Однако отсутствие той или иной правовой нормы в законодательстве государства не всегда само по себе означает, что внутригосударственные средства правовой защиты неэффективны. Суд в своей практике исходит из того, что коль скоро Европейская Конвенция является правовым основанием, на которое может сослаться заявитель, то он должен ссылаться на ее нормы. В решении по делу Садык против Греции Суд отметил, что если даже суды имели возможность или даже были обязаны по собственной инициативе рассматривать дело, руководствуясь Конвенцией, это не может освобождать заявителя от ссылок на Конвенцию в этих судах, привлекая таким образом, их внимание к проблеме, которую он готов защищать в европейских инстанциях.70 В Украине для этого юридически нет препятствий. В соответствии со ст. 9 Конституции Украины "чинні міжнародні договори, згода на обов'язковість яких надана Верховною Радою України, є частиною національного законодавства України". Речь при этом должна идти не только о нормах Конвенции, но и о практике их применения Комиссией и Судом. Сказанное, конечно же, не освобождает от обязанности ссылаться в национальном суде на нормы национального права.

Заявитель может обратиться в Суд, минуя все внутригосударственные средства правовой защиты в том случае, когда о неэффективности таких средств определенно заявит адвокат. Подобные дела встречались в практике Комиссии. Гипотетически такая ситуация возможна если, например, лицо в течение короткого времени было депортировано и не может въехать в государство, в котором были нарушены его права, для обращения в суд поскольку такому лицу отказывают в визе. Можно предположить, что национальные средства защиты в государстве-нарушителе оказались для такого лица недоступными и, следовательно, прибегнуть к ним лицо не может. И все-таки заявитель должен стремиться исчерпать все внутригосударственные средства правовой защиты, чтобы не возникало неоправданных препятствий на пути рассмотрения жалобы.

б) правило шести месяцев.

Жалоба может быть принята к рассмотрению Судом, если со дня принятия последнего решения национальными органами по данному делу прошло не более шести месяцев (ч.1 ст. 35 Конвенции).

Данное правило жестко связано с вопросом об исчерпании всех национальных средств защиты, так как срок шести месяцев начинает течь именно с момента исчерпания таких средств. Как и вопрос об исчерпании всех национальных средств защиты, правило шести месяцев завесит от особенностей национального процессуального законодательства.

в) условия неприемлемости жалобы

В ч.2 и 3 ст. 35 Конвенции сформулированы условия непринятия петиции к рассмотрению.

Во-первых, это анонимные жалобы. Данное условие является единым для всех международных органов защиты прав человека, в том числе и для механизмов Совета Европы. Однако заявитель может просить не указывать его имя в случае официального опубликования результатов рассмотрения жалобы. Такие случаи известны.

Во-вторых, не подлежат рассмотрению жалобы, которые однажды уже были рассмотрены Судом.

В-третьих, не может быть принята жалоба, которая является предметом рассмотрения в другом международном органе. Речь может идти, например, о рассмотрении такой жалобы в Комитете по правам человека, в Комитете против пыток, в Комитете о ликвидации дискриминации в отношении женщин и в других международных органах, рассматривающих петиции (жалобы).

в-четвертых, неприемлемы любые жалобы, несовместимые с положениями Конвенции, явно необоснованные или являющиеся злоупотреблением правом подачи петиции (ч.3 ст.35).

Несовместимыми являются жалобы, по которым Суд некомпетентен принимать решения. Речь здесь может идти, например, о подаче жалобы, не связанной с нарушением прав, оговоренных в Европейской Конвенции. Конвенция, как известно, нацелена на обеспечение гражданских и политических прав и свобод. С защитой экономических, социальных и культурных прав связана Европейская Социальная Хартия. Конечно, это не означает, что между гражданскими и политическими правами, с одной стороны, и экономическими, социальными и культурными правами - с другой, лежит пропасть. Наоборот, все права и свободы человека взаимосвязаны. Дело исключительно в специфике тех или иных прав человека. Поэтому на рассмотрение Комиссии попадают и те жалобы, которые имеют отношение к защите экономических, социальных и культурных прав, но лишь в том случае, если при этом усматривается связь с гражданскими и политическими правами, например, в деле Месселе против Бельгии (1983 год) адвокат обратился с жалобой на то, что обязанность защищать без вознаграждения за труд или возмещения понесенных расходов является "принудительным трудом".

Далее, приняв жалобу к рассмотрению, Суд действует также, как и при подаче ей жалобы государством.

Именно заявления физических лиц, групп или организаций занимают основное внимание Европейского Суда по правам человека.

IX. Дружественное урегулирование

Возможность дружественного урегулирования дела предусмотрена п.b) ч.1 ст.38 Конвенции: "1. Якщо Суд визнає заяву прийнятною, він:

... b) надає свої послуги заінтересованим сторонам з метою забезпечення дружнього врегулювання спору на основі поваги до прав людини, визначених у Конвенції та протоколах до неї".

Государства по-разному подходят к процедуре дружественного урегулирования. Это может быть безусловное согласие правительства выплатить заявителю оговоренную сумму в порядке возмещения причиненного ущерба. Это, обычно, означает, что государство признает имевшее место нарушение Конвенции. Так бывает чаще всего при достижении согласия между заявителем (заявителями) и правительством государства-ответчика.

Но нередки и иные ситуации, когда правительства в силу тех или иных причин стремятся прекратить рассмотрение дела в Суде и соглашаются на дружественное урегулирование, не желая, в то же время, признавать свою вину в нарушении норм Конвенции. Так, по делу Антунес Томас Ребочо против Португалии правительство дало согласие на дружественное урегулирование. В то же время представитель правительства Португалии в своем письме в Суд отметил: "Правительство Португалии соглашается на выплату предложенной суммы... Это должно привести к полному разрешению дела. Такое предложение ни в коем разе не означает, что Правительство Португалии признает себя виновным в каком бы то ни было нарушении Европейской конвенции прав человека по данному конкретному делу".71 Такая позиция государства безусловно нуждается в ее оценке Судом. Регламент Суда содержит на этот счет ст.62: "Если секретарь уведомит палату о том, что стороны пришли к согласию о дружественном урегулировании, палата, убедившись в том, что урегулирование было достигнуто на основе уважения к правам человека, как это определено в Конвенции и протоколах к ней, исключает дело из реестра дел Суда на основании пункта 2 правила 44". Таким образом, окончательное решение о том, продолжать ли рассматривать дело после дружественного урегулирования, остается за Судом.

Х. Решения Суда и их исполнение

По результатам рассмотрения дела Суд принимает решение. Решение Палаты считается окончательным и подлежит исполнению:

а) если стороны заявляют о том, что они не будут обращаться с прошением о направлении дела в Большую палату;

b) через три месяца после вынесения решения, если за это время обращения с прошением о направлении дела в Большую палату не последовало;

с) после того, как камера Большой палаты отклонит прошение о направлении дела по ст.43 Конвенции. (Ст.44 Конвенции).

Решение Большой палаты является окончательным и не может быть обжаловано. В соответствии с Конвенцией решение Суда обязательно к исполнению государствами-участниками, в котором они являются сторонами.

Решение может быть пересмотрено ????????

Важной частью решения Суда являются вопросы о возмещениях расходов и ущерба. Если Суд устанавливает, что решение или меры, предпринятые судебными или иными органами государства полностью или частично противоречат обязательствам по Европейской Конвенции о правах человека, а также если право государства-участника Конвенции допускает только частичное возмещение пострадавшей стороне, Суд вправе дать справедливое удовлетворение пострадавшей стороне.

За исполнением решений Суда наблюдает Комитет Министров. Но непосредственное исполнение решений возложено на национальные органы государств-участников Конвенции.

Особенностью решения Европейского Суда по правам человека является то, что оно не отменяет и не изменяет решений национальных судебных органов. Суд только отмечает соответствие или несоответствие Конвенции действий органов государства. Далее государство обязано устранить нарушения.

Законодательство и практика Украины

Время от времени контролирующие органы Совета Европы все же сталкиваются с затягиванием исполнения решений Суда в государствах-участниках Конвенции.

Уклонение государства от исполнения решения Европейского Суда либо исполнения решения не полностью может повлечь не только приостановление, но и прекращение членства государства в Совете Европы. Такой опыт в практике Совета Европы имеется, и государства обычно относятся к решениям Суда с достаточным уважением.

Заключение

В целом на конец 2000 года Европейский Суд по правам человека рассмотрел около 2000 дел. Может показаться, что это немного для более чем сорокалетней его истории. Но значение каждого из принятых Судом решений трудно переоценить. Каждое из них оказало существенное влияние не только на право (в различных публикациях все чаще встречается выражение Европейское право защиты прав человека), но и на национальное законодательство государств-участников Конвенции. Поэтому Европейский Суд является одним из важнейших европейских международных органов, формирующих стандарты в области правах человека.

Совет Европы стремиться разнообразно облегчить и упростить обращение в Европейский Суд. Судопроизводство для заявителей является бесплатным. Нередко Суд в соответствии со ст. 41 Конвенции принимает решение о "справедливом возмещении потерпевшей стороне". Иногда это довольно значительные суммы. Суд может предоставить заявителю грант на оплату услуг адвоката, если заявитель не обладает достаточными средствами.72 Обращения к таким услугам обычно не избежать. Дело не только в том, что судопроизводство ведется на английском или французском языках, а необходимы еще и специальные знания процедуры Европейского Суда и его практики, а также национального законодательства.

Прежде чем обратиться с заявлением в международные органы Совета Европы по защите прав человека следует внимательно ознакомится с Пояснительной запиской для лиц, которые заполняют формуляр заявления в соответствии со ст.34 Конвенции.

Кроме того, необходимо принять во внимание некоторые рекомендации:

1. Необходимо определить международный орган, в который будет подана жалоба.

2. Если это Европейский Суд по правам человека, то должны быть чёткие доказательства нарушенного права, а именно, норм Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

3. Должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты.

4. Лицо, чьё право было нарушено, должно быть согласно выступить истцом по делу.

5. Рассчитать время и возможности, имея ввиду, что обращение в международные органы и рассмотрение дела могут потребовать нескольких лет, а поддержание обвинения против государства в Суде невозможно без участия квалифицированного адвоката.

6. Принять участие в подготовке жалобы.

7. Найти общественную организацию, которая имеет опыт общения с международными органами по защите прав человека, и обратиться к ней за помощью. Желательно, чтобы такая помощь была бесплатной.

8. Использовать средства массовой информации для сообщения о подаче жалобы, о ходе её рассмотрения и её результатах.

Обращение к международным органам по защите прав человека может иметь различные причины и разные последствия. Но в любом случае речь идёт об усилиях, связанных с отстаиванием прав человека. Хотя это может быть нелегко, такими усилиями не стоит пренебрегать.

Ссылки

1 С прекращением существования Комиссии ее практика по применению и толкованию Конвенции не утратила значения и Суд может к ней обращаться.

2 Поступове вдосконалення роботи Суду в умовах зростання його перевантаженості. Комюніке Секретаря Суду. // П.Є.С.П.Л. 1/2000. с.210.

3 От Украины судьей Европейского Суда по правам человека избран доктор юридических наук, профессор Владимир Георгиевич Буткевич.

4 Gomien D., Harris D., Zwaak L. Law and Practice of the European Convention on Human Rights and the European Social Charter. Council of Europe, 1996. P.75.

5 Хотя деятельность Суда является открытой и его секретариат свободно распространяет информацию о принятии Судом всех решений по поступившим жалобам, Суд, в то же время, не препятствует сохранению в этих документах анонимности того, кто подает жалобу. Поэтому по просьбе такого лица вместо его фамилии или наименования юридического лица в названии дела может быть использован псевдоним (чаще всего - это буква алфавита). В практике Суда использование таких псевдонимов не редкость. Однако, как в заявлении, подаваемом в Суд, так и в направляемых в Суд документах, должны фигурировать подлинные сведения о заявителе. В противном случае жалоба считается анонимной и поэтому неприемлемой.

Государства лишены права скрываться за псевдонимом в названии дела, рассматриваемого Судом.

6 Данное обстоятельство отражено во многих решениях Суда. См., в частности: Судебное решение по делу Маркс от 13 июня 1979 г. Series A, No.31, p.15, para.31. Судебное решение по делу Эйри от 9 окт. 1979 г. Series A, No.32, p.17, paras.32-33.

7 Судебное решение по делу Сидиропоулус и другие против Греции от 10 июля 1998.

8 См.: например: Судебное решение по делу Мелоун от 2 авг. 1984 г. Series A, No.82, p.32-33, para.67-68.

9 Аналогичная норма содержалась в ст.24 предыдущей редакции Конвенции.

10 Одно из последних заявлений в порядке ст.34 Конвенции, которое признано Судом приемлемым 8 июня 1999 года - дело Дания против Турции. Помимо обвинений турецких в нарушении ст.3 Конвенции в отношении гражданина Дании Коча, находившегося в Турции под стражей. Дания просит также выяснить, насколько распространены в Турции методы допроса, примененные к Кочу. (Решение о приемлемости заявления по делу Дания против Турции от 8 июня 1999 г. // П.Є.С.П.Л. 3/1999. с.21-22.)

11 Все заявления государств-участников Конвенции были разрешены на основании и в соответствии с ее процедурами. Лишь обращение Нидерландов и скандинавских стран с заявлением против Греции в 1969 году повлекло денонсацию Европейской Конвенции властями Греции (в то время власть в Греции была захвачена военной хунтой).

12 См. Раздел: IV. Пространственное действие права, применяемого Судом.

13 Примечательно, что в ряде заявлений в Суд от лиц, находящихся в Украине в местах лишения свободы, содержится упоминание о направлении администрации места лишения свободы неких ходатайств о разрешении обратиться в Европейскую Комиссию по правам человека, которые не были удовлетворены. (См., например: Щодо прийнятності заяви № 38812/97 Борислава Євгеновича Полторацького проти України. //П.Є.С.П.Л. 1/2000. С.117.) Подача таких ходатайств, если эта практика имела или имеет место, находится в явном противоречии с Конвенцией.

14 Правила внутришнього розпорядку виправно-трудових установ МВС України.

15 Правила внутришнього розпорядку виправно-трудових установ МВС України. Пп.с п.3 ст.17.

16 Судебное решение по делам Вэйт и Кеннеди против Германии и Бир и Риган против Германии от 18 февраля 1999г. // П.Є.С.П.Л. 2/1999. С.82-85.

17 Судебное решение по делу Шассанью и другие против Франции от 25 апреля 1999 г. // П.Є.С.П.Л. 2/1999. с.125-131.

18 Дело Шмауцер, Умлауфт, Градингер, Прамшталер, Палаоро, Пфармайер против Австрии. //Практика Европейського Суду з прав людини. Вип.2. Львів: Кальварія. С.34-38.

19 Соблюдение условий, относящихся к критериям неправительственной организации, имеет принципиальное значение при обращении в Суд за защитой права на ассоциацию. В практике Суда были случаи, когда организации не были признаны ассоциациями по смыслу ст.11 Конвенции, например в случаях, когда они выполняли публичные функции.

20 Відомості Верховної Ради України......

21 Голос України, 15.10.1997 р.

22 См., например: Судебное решение по делу Платформа "Врачи за жизнь" против Австрии от 21 июня 1988 г. (жалоба неправительственной организации); Судебное решение по делу Социалистическая партия Турции и другие против Турции от 25 мая 1998 г. (жалоба политической партии); Судебное решение по делу Национальный профсоюз бельгийской полиции против Бельгии от 27 октября 1975 г. (жалоба профсоюза).

23 Важное разъяснение данного положения применительно к украинскому переводу Конвенции дано в Зверненні до посадових осіб органів державної влади та практиків права - передовсім до суддів і адвокатів. (См.: П.Є.С.П.Л. 3/1999. С.203-204.)

24 No. 3798/68, Dec.17.12.68. Yearbook 12, p.306 (314).

25 No. 10640/83, Dec.9.5.84. D.R.38. p.219 (222-223).

26 Судебное решение по делу Санди Таймс против Соединенного Королевства от 26 апреля 1979 г. Series A, No.30.

27 См., например: Судебное решение по делу Папахелас против Греции от 25 марта 1999 г. // П.Є.С.П.Л. 2/1999. С.113-116.; Судебное решение по делу Ятридис против Греции от 25 марта 1999 г.// Там же. С.109-112.

28 См., например: Судебное решение по делу АО "Тромэ" против Испании от 1 апреля 1999 г. // Там же. С.149-154.

29 Дело Агротексим и другие против Греции. //Практика Европейського Суду з прав людини. Вип.2. Львів: Кальварія. С.60-61.

30 См., например: Судебное решение по делу "Бладет Тромсо" и Стенсаас против Норвегии от 20 мая 1999 г. // П.Є.С.П.Л. 2/1999. С.144-148

31 Регламент Суда "А", 1 февр. 1994 р. // П.Є.С.П.Л. 1/1999. С.123-155.

32 См.: Черничеснко С.В. Теория международного права. Т.2. М.: НИМП, 1999. С.117.

33 Не смотря на то, что в соответствии с Законом Украины о ратификации Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года, от 17 июля 1997 г. Украина признает действие Конвенции "...на своей территории...", данное положение ошибочно и следует признавать примат ст.1 Конвенции об обеспечении договаривающимися государствами"...каждому в пределах их юрисдикции..." прав и свобод, определенных в разделе 1 Конвенции.

34 Решение по делам Вэйт и Кеннеди против Германии и Бир и Риган против Германии. от 18 февраля 1999 г. // П.Є.С.П.Л. 2/1999. С.82-85.

35 Решение по делу Метьюз против Соединенного Королевства от 18 февраля 1999 г. // П.Є.С.П.Л. 2/1999. С.90-93.

36 Судебное решение по делу Хендисайд против Соединенного Королевства от 7 дек. 1976 г. Series A, No.24.

37 Судебное решение по делу Института Отто Премингер против Австрии от 20 сент. 1994 г. Series A, No.295-А.

38 Судебное решение по делу Институт Отто-Премингер против Австрии от 20 сент. 1994 г. Series A, No.295-А, p.21, para 56.

39 Судебное решение по делу Ван Дроогенбрек от 24 июня 1983 г. Ser.А, No 50, p.32, para.58.

40 Конвенции против рабства, 1926 г. // Международная защита прав и свобод человека. Сб. Док. М.: Юрид. Литер., 1990. С.201-205.

41 Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев сходных с рабством, 7 сентября 1956 г. // Там же. С. 205-211.

42 Конвенция МОТ №29 О принудительном или обязательном труде, 1930 г. //Международная защита прав и свобод человека. Сб. док. М.: Юрид. Литер., 1990. С.219-230.

43 Судебное решение по делам Вэйт и Кеннеди против Германии и Бир и Риган против Германии. П.Є.С.П.Л. 2/1999. С.82-85.

44 См., например: Решение о приемлемости заявления 43476/98 Константина Анатольевича Бабенко против Украины. // П.Є.С.П.Л. 1/2000. С.207-208. С.183.

45 В Решении о приемлемости заявления Бабенко Европейский Суд по правам человека отметил: "... Суд Жовтневого району Кривого Рогу, що є єдиною компетентною национальною судовою інстанцією в цій справі, Дійшов висновку, що виявлені порушення не вплинули на результати виборів. Отже розгляд слід обмежити питаннями, чи був цей висновок обгрунтованим". (Решение о приемлемости заявления 43476/98 Константина Анатольевича Бабенко против Украины. // П.Є.С.П.Л. 1/2000. С.207-208. С.183.)

46 Судебное решение по делу Лингенса против Австрии от 8 июля 1986 г. Параграф 46.

47 Судебное решение по делу Де Бекера от 27 марта 1962 г.

48 Судебное решение по делу Циммерманн и Штайнер против Швейцарии (1984) 6 E.H.R.R. 17, пара. 32.

49 Судебное решение по делу Мелоун против Соединенного Королевства от 2 августа 1984 г. Series A, No.82, p.32-33, para.67-68

50 См., например: Наслідки реалізації судових рішень у 1995 та 1996 роках. //Практика Европейського суду з прав людини. Вип.2. Львів:Кальварія, 1997. С.15-21.

51 Рада Європи. Комітет Міністрів. Рекомендація № R (2000) Комітету Міністрів державам-членам щодо повторного розгляду або поновлення провадження у певних справах на национальному рівні післе прийняття рішень Європейським Судом з прав людини. // П.Є.С.П.Л. 1/2000. С.207-208.

52 Судебное решение по делу Мюллер и другие от 24 мая 1988 г. Series A, No.1336, p.196, para 27.

53 Судебное решение по делу Хендисайд против Соединенного Королевства от 7 дек. 1976 г. Series A, No.24, p.28, para 57.

54 Решение Комиссии по жалобе No. 5442/72, Dec.20.12.74. D.R.1. p.41 (41-42).

55 Принята на четвертой Конференции европейских министров, ответственных за политику в области средств массовой информации. Прага, 7-8 декабря 1994 г.

56 Судебное решение по делу Гудвин против Соединенного Королевства от 27 марта 1996 г.

57 Решение было принято Судом до вступления в силу Протокола №11 к Европейской Конвенции о правах человека и основных свободах. В новой редакции Конвенции статье 26 соответствует п.1 ст.35.

58 Судебное решение по делу Ахмет Садык против Греции. //Практика Европейського суду з прав людини. Вип.1. Львів:Кальварія, 1997. С.54.

59 Закон Украины о ратификации Конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 года, Первого протокола и протоколов №2, 4, 7 и 11 к Конвенции. // Голос Украины. 18 июля 1997 г.

60 в свою бытность Комиссия (№ 214/56) заметила в этой связи, что заявитель не обязан просить о предоставлении ему определенных социальных услуг.

61 Употребление здесь термина "граждан" несомненно следует рассматривать шире, имея ввиду "человека", следуя, во-первых, наименованию раздела ІІ Конституции Украины "Права, свободи та обов'язки людини і громадянина", а также смыслу ч.2 ст.124 Конституции Украины: "Юрисдикція судів поширюється на всі (підкреслено мною - М.Б.) правовідносини, що виникають у державі".

62 Про застосування Конституції України при здійсненні правосуддя. Постанова Пленуму Верховного Суду України від 1 листопада 1996 р. №9. // Збірник Постанов Пленуму Верховного Суду України. Сімферополь: Таврія, 1998. С.54-61.

63 Закон України "Про Конституційний Суд України. Ч1 ст.42. // Вісник Конституційного Суду України". № 1, 1997.

64 Там же. Ст.43.

65 См.: Гомиен Д. Путеводитель по Европейской Конвенции о Защите Прав Человека. Совет Европы, 1994. С.32.

66 Решение о преемлимости по жалобе Кучеренко против Украины (41974/98) от 4 мая 1999 года.

67 Судом признаны приемлемыми несколько жалоб о неисполнении в Украине судебных решений (Кайсин и другие против Украины (46144/99), Бондарчук против Украины (№ 47602/99)). Заявители обжалуют неисполнение вступивших в силу решений суда первой инстанции в первом случае - о невыплате пенсии, во втором случае - о невыплате заработной платы. В обоих случаях судами были выданы исполнительные листы.

68 Судебное решение по делу Ахмет Садык против Греции. //Практика Европейського суду з прав людини. Вип.1. Львів: Кальварія, 1997. с.54.

69 См.: Гомиен Д. Путеводитель по Европейской Конвенции о Защите Прав Человека. Совет Европы, 1994. С.115-116.

70 Судебное решение по делу Ахмет Садык против Греции. //Практика Европейського суду з прав людини. Вип.1. Львів:Кальварія, 1997. с.54.

71 Судебное решение по делу Антунес Томас Ребочо против Португалии от 30 апреля 1999 г. // П.Є.С.П.Л. 2/1999. С.160-162.

72 Регламентом Европейского Суда по правам человека для случаев рассмотрения дела в Суде определены правила предоставления правовой помощи заявителям, которые не имеют средств на ее полную или частичную оплату. Секретариат Суда выясняет это обстоятельство у заявителя заранее. В частности, заявителю может быть предложено заполнить бланк специальной декларации с указанием данных о заработке, недвижимости, финансовых обязательствах. Эта декларация должна быть заверена соответствующими компетентными органами государства или местного самоуправления. Для заявителя, у которого отсутствует заработок, нет в собственности недвижимости и он не имеет иных источников дохода, секретариатом Суда может быть предложено заполнить свидетельства о необеспеченности.

 

 Семінари, що відбулисяся

 

ЦЕНТР СУДДІВСЬКИХ СТУДИЙСЕМІНАРИ, КАЛЕНДАР ПОДІЙНОВИНИ
СУДОВА ВЛАДА НА УКРАЇНІСУДОВА ВЛАДА ШВЕЙЦАРІЇСУДДІВСЬКИЙ КОРПУС УКРАЇНИ
МІЖНАРОДНІ ПРОГРАМИПРАВОВІ АДРЕСИ ИНТЕРНЕТФОРУМКОНТАКТ
Сьогодні
22 серпня 2017

Анонс подій:

 


Опитування (архів)


підписатися на        розсилку новин з сайту
підтвердити підписку
нагадати пароль
відписатися



Наші публікації:

Звіт у рамках моніторингу стану незалежності суддів за результатами опитування суддів-делегатів XII позачергового зїзду суддів України 19-20 червня 2014 року.

Архів публікацій>>


Вийшов новий номер Віснику Центру суддівських студій присвячений монiторингу доступностi, ефективностi та неупередженостi правосуддя в Українi



Архів заходів Центру>>

 
© 2001-2016. Центр суддівських студій. При копіюванні матеріалів та/або розміщенні їх у будь-якому інформаційному виданні -
посилання на Центр суддівських студій обов'язкове. E-mail: info@judges.org.ua, judges@i.com.ua

Підтримка сайту: Швейцарська Конфедерація